ДФОбзор. Дальневосточное обозрение. События и люди 2012 года

ДФО Обзор. Декабрь 2016

| ПРОЕКТ |

«Геологам надо быть более дерзкими»

В завершившемся полевом сезоне геологам «Полиметалла» редко светило солнце, но удача улыбнулась не раз. Несмотря на сложные погодные условия и непростую логистику, в этом году удалось опробовать несколько технических новшеств, получить хорошие результаты по уже известным месторождениям и начать разведку новых, создав задел на будущий сезон. Тем более, утверждает глава Хабаровского филиала «Полиметалл УК» Валентин Мартыненко, сегодня в компании создана вся необходимая техническая база, есть и профессионалы, которым под силу решение самых сложных задач.

 

«Нужно больше новых идей по поисковым проектам»

Современный геолог должен быть разносторонним человеком, в том числе владеющим широким спектром профессиональных программ. Именно такие специалисты сегодня работают в «Полиметалле». В то же время, главными рабочими инструментами геолога, как и сто лет назад, остаются голова, ноги. «Финансирование геологоразведки у нас есть, выстроена система, теперь нужно больше новых идей по поисковым проектам, в особенности по поддержанию минеральной базы действующих хабов. Геологам надо быть более дерзкими в своих планах, не жить стереотипами, что мы куда-то не можем зайти из-за бездорожья и отсутствия инфраструктуры», — говорит директор Хабаровского филиала АО «Полиметалл УК» Валентин Мартыненко. Тем более, что перед филиалом стоят важнейшие задачи — восполнение минерально-сырьевой базы Хаканджинской золотоизвлекательной фабрики в Охотском районе, прирост запасов Албазинского ГОКа в районе им. Полины Осипенко, поиск новых объектов на перспективных площадях.

Для обеспечения сырьевой базой Хаканджинской ЗИФ основные силы геологов в завершившемся полевом сезоне были сконцентрированы на проекте Хоторчан-Гырбыкан и на месторождении Киранкан. Также приступили к ГРР на новых объектах Барка и Авлекит. «Ввод новых геологоразведочных объектов — наш приоритет и стратегия развития. Здесь важно предусмотреть все этапы — от проведения тендеров и завозки подрядчиком техники до строительства зимника и начала работ. В наших непростых горно-геологических и полевых условиях, как вы понимаете, многое требует особого внимания», — объясняет директор филиала.

Пока дерзких идей на будущий полевой сезон у геологов немного. «Есть предложения по объекту Высокий в Охотском районе. Он находится в труднодоступной местности, в сложных горно-геологических условиях. Планируем заходить туда мобильными группами с малогабаритными буровыми установками, которые мы испытали прошедшим летом в районе Албазино. Завезти все воздушным транспортом, дороги не строить. Есть и другие объекты, по которым в следующем году надо определиться, есть там перспектива или нет, — объясняет Валентин Мартыненко. — Кроме того, в 2017 году рассматриваем вопрос доразведки месторождения Кутын, которое находится в 130 км к северо-востоку от Албазино и в 10 км от Тугурского залива Охотского моря. В текущем году по месторождению защитили ТЭО разведочных кондиций и подсчет запасов. Руды Кутына пригодны для переработки методом кучного выщелачивания, как и на месторождении Светлое в Охотском районе, которое было запущено в этом году и теперь тоже нуждается в восполнении сырьевой базы. Несмотря на то что у Светлого вполне приличные запасы, мы постоянно думаем о будущем. Как утверждают геологи и горняки, «руда имеет свойство заканчиваться».

Именно это побуждает вести интенсивную доразведку уже запущенных и активные поиски новых месторождений. По словам начальника управления минерально-сырьевых ресурсов Хабаровского филиала «Полиметалл УК» Михаила Масленникова, весьма ценной находкой стал расположенный рядом со Светлым участок Левобережный. Сейчас, по итогам разведки, уже понятно, что это будет среднее месторождение, которое станет хорошим подспорьем для ГОКа «Светлое», если подойдет технология извлечения.

При этом, говорит геолог, за последние годы несколько изменился подход к поисковым работам: «Если раньше искали однозначно большой объект, то сейчас мы понимаем, что крупные месторождения так просто не найдешь. На поверхности их нет, там уже все нашли! Поэтому обращаем внимание на маленькие месторождения, которые уже были найдены предшественниками, но оставлены «на потом», в расчете на более солидные находки».

Хороший тому пример — участок Хоторчан, который был обнаружен еще в 80-е годы. Там есть руда, и руда хорошая, но ее немного, и в то время никого она не заинтересовала. «Мы пересмотрели геологию Хоторчана, решили зайти туда уже с конкретными экономическими расчетами: какого качества руда нужна и в каком количестве, чтобы ее было выгодно возить на горно-обогатительную фабрику Хаканджа. И в общем-то были получены результаты, предварительно удовлетворяющие целеполаганию объекта», — говорит Михаил Масленников.

В геологии, к сожалению, можно все сделать правильно, преодолеть всевозможные трудности и тем не менее получить отрицательный результат. В то же время, случаются и совершенно иные истории, когда открытие происходит без видимых на то причин. Так, например, было с участком Левобережный.
 «История достаточно романтичная… У каждого опытного геолога есть какие-то интересные предположения, которые он хотел бы проверить. И вот получилось, что геолог, долго работавший в тех местах, имел идеи по поводу перспективного объекта. Он предоставил управлению геологической службы свои наработки, которые заинтересовали руководство и лично генерального директора В.Н. Несиса. 

В прошлом году по данному объекту получили лицензию по заявочному принципу — это одно из послаблений со стороны государства, которые помогают оперативнее производить разведку. Летом зашли на объект, начали бурить и поняли, что объект перспективный». 

«Время дороже денег, его не вернешь»

Но если находки нередко «выстреливают» вот таким счастливым образом, то для ввода объекта в промышленную эксплуатацию необходимо проделать колоссальный объем «бумажной» работы. Сегодня, впрочем, сроки от открытия месторождения до начала добычи не в пример короче. Принимаются новые федеральные законы и подзаконные акты, которые упрощают жизнь горных предприятий. 

«Например, в 2014 году был принят закон, который позволил получать лицензию на разведку по заявочному принципу и практически бесплатно. Раньше любой участок выставлялся на аукцион, торги занимали много времени, сейчас мы можем оформить лицензию в пределах двух-трех месяцев. Благодаря этому только хабаровским филиалом было получено порядка 10 лицензий, в том числе на участок Левобережный, который оказался одним из самых интересных разведочных проектов», — объясняет начальник управления сопровождения геологоразведочных работ Хабаровского филиала «Полиметалл УК» Геннадий Архипов.

Кроме того, можно по праву первооткрывательства конвертировать полученную лицензию в сквозную, то есть на разведку и добычу. «Но в том же заявочном принципе есть препятствие. Если на лицензионном участке есть ресурсы категории Р-1 или Р-2, не дай бог Р-3, — такой участок можно получить только через аукцион. Вот если это ограничение убрать, в оборот было бы вовлечено гораздо больше перспективных объектов», — добавляет собеседник.

Серьезным подспорьем для геологов стали бы налоговые вычеты на сумму произведенных разведочных работ, идея эта обсуждается в Минприроды уже несколько лет. 
В октябре 2016 года на VIII Всероссийском съезде геологов, где Геннадий Архипов участвовал в качестве делегата, министр природных ресурсов России Сергей Донской заявил, что государство прорабатывает механизмы налоговой поддержки геологоразведки. 

«Эта мера позволила бы нам в несколько раз увеличить финансирование разведки, которая сегодня является очень дорогим мероприятием. К примеру, только один погонный метр бурения стоит около 10 тыс. рублей, а километр проложенной в тайге дороги не меньше 1 млн рублей», — говорит Геннадий Архипов.

Геологам в своей профессиональной деятельности приходится изучать и обрабатывать колоссальные объемы документации. К счастью, благодаря современным технологиям обработки и интерпретации данных, которые используются в «Полиметалле», в этой области произошел качественный скачок. «Раньше такое среднее по размерам месторождение как Левобережное разведывалось пять-восемь лет — как минимум. А то и все десять. Сейчас два-три года — и можно принимать решение о запуске. Как говорит руководство нашей компании, время гораздо дороже денег, его не вернешь», — объясняет Михаил Масленников. 

Сегодня в «Полиметалле» широко внедряются информационные технологии, геологи используют целый комплекс программных продуктов, а на участках нет проблем с мобильными электростанциями, спутниковыми телефонами и даже интернетом: «Но все равно, по большей части в поисковой геологии остается все, чем она славится: геологический молоток, твоя голова, спина и ноги — как главные инструменты геолога».

И в этом году в Хабаровском филиале «Полиметалл УК» проделан большой объем тех самых поисковых работ. «Именно тех поисков в классическом варианте — палатки, костер, песни, гитары… комары, мошка — всего этого тоже хватает, это неотъемлемая часть нашей таежной романтики. Как раз такие работы характеризуются тем, что результатов ждешь долго, анализ занимает много времени… Так что выводы можно будет делать где-то к концу зимы. Сейчас из лабораторий поступают результаты анализов, есть интересные объекты, но дай бог из этих двадцати интересных мест хотя бы одно сработает. Такова геология!» — резюмирует глава управления минерально-сырьевых ресурсов Михаил Масленников.

При этом погода в нынешнем году отнюдь не баловала, давно работающие геологи утверждают, что такого не помнят: постоянные дожди и высокий уровень рек стояли как в Охотском районе, так и на юге Хабаровского края. 

В то же время, в этих трудных условиях не только были сделаны, как выразился Михаил Масленников, «интересные находки», но и отработана новая методика: «Геология начинается с классики — прошел геолог, собрал образцы, и вот, где-то в образцах у него проявилось полезное ископаемое. В дальнейшем в этот район направляется полноценный геологический отряд с рабочими: проходят канавы, снова берут образцы пород. Если подтверждается наличие полезного компонента, начинают бурить. Но при всем при этом есть масса объектов, где прошли поисковики, выявили аномально высокие содержания полезного компонента, по идее, надо заходить на объект — либо проходить горные выработки, либо бурить… Но сделать дорогу, забросить тяжелую технику — это крупные капиталовложения, а результат совершенно не гарантирован, отработаешь два месяца и поймешь, что дальнейшие поиски бесперспективны».

Чтобы минимизировать риски и иметь возможность проверить перспективные участки, руководством филиала была поставлена задача найти мобильный и легкотранспортабельный буровой станок. В советское время была такая техника, но сейчас ее выпускают только за рубежом. Подобный станок американского производства геологи Хабаровского филиала «Полиметалла УК» опробовали в этот полевой сезон: «И хотя буровикам работать на нем было довольно непривычно, случались поломки, которые заставили понервничать, но принципиальную выгоду мы осознали. Такой станок не даст высоких скоростей и производительности, но его реально переносят три человека, разобрав на части, самая тяжелая из которых весит 36 килограммов! Такой станок можно использовать в высокогорьях, вручную переносить по сложному горному рельефу, перебрасывать вертолетом. И если бурение даст хорошие результаты, можно заводить тяжелую технику», — говорит Михаил Масленников.

«Геология — это искусство»

Руководство компании идет навстречу предложениям геологов, проводя регулярное техническое обновление, а также постоянно пополняет штат геологических служб молодыми специалистами. 

За последние два года в Хабаровский филиал «Полиметалла УК» пришла когорта молодых людей, которым предстоит перенять опыт старших коллег и сделать новые открытия. «Я ожидаю большего от ветеранов в плане передачи опыта молодым. Надо усилить наставничество, безбоязненно выводить молодежь на новые проекты, бросать в бой, не ограничивать их камеральной работой. Молодым людям, которые нормально работают в полях, пора дать возможность самостоятельно вести объекты, расти до уровня главных геологов проектов», — считает глава филиала Валентин Мартыненко.

Один из перспективных геологов — Дарья Левочская, пришла в «Полиметалл» в 2015 году, но имеет за плечами немалый опыт полевых работ и в дальневосточной тайге провела не один сезон. «В крупной компании у геолога больше возможностей, и сама организация геологоразведочных работ поставлена очень хорошо. Здесь четкий контроль и планирование, быстрее обрабатывается информация о новых объектах, раньше начинаются закупки необходимого снаряжения на следующий полевой сезон», — объясняет она. Серьезный подход и к программному обеспечению. Например, в «Полиметалле» используется программа полевой геологической документации «AGR Document Editor», которая представляет собой особую форму ведения баз данных. «С точки зрения унификации — это замечательно, потому что в нее заносится вся информация от геологов и горняков на объектах, к ней же, уже в Хабаровске, «пришиваются» протоколы, заявки, фотографии, и вся информация по горной выработке собирается воедино. После этого все экспортируется в программу Geobank, — это единая база для всего «Полиметалла», и доступ к ней имеют и рядовые сотрудники, и руководство филиалов и компании в целом. Для 3D-моделирования рудных тел используем программу Datamine, для отрисовки результатов площадных работ — геоинформационные системы ArcGis и MapInfo», — говорит молодой геолог.

В то же время, тайга одинаково сложна для всех. Дожди, когда геолог вынужден работать в поле, медведи, которые посещают лагерь, потому что он стоит рядом с нерестовой рекой, — все неотъемлемо от поисковых работ, когда под рукой у геолога только карандаш с тетрадкой, компас и навигатор. 
В этом году Дарья работала в составе поисковой партии на новом объекте Авлекит, стоящем на одноименном ручье в Охотском районе: «В партии было три небольших отряда, один стоял в верховьях ручья, один посередине, а мой — в низовьях Авлекита, рядом с нерестовой рекой Урак. Хороший маленький отряд из шести человек, я была единственной женщиной. Чувствовала себя королевой, все бытовые вопросы решали рабочие».

Авлекит, рассказывает Дарья Левочская, был выявлен геологами еще в 1980-х годах, но, к сожалению, предшественники ничего толкового здесь не нашли. Мы немного переиграли концепцию участка и кое-какие результаты получили. Пока они довольно скромные, но зацепиться за объект получилось».

Ситуация, когда одна поисковая партия получает нулевой результат, а другая говорит о возможной находке, для нее не нова: «два геолога — три мнения», смеется Дарья Левочская. По ее словам, негативный результат предшественников связан с неудачной ориентировкой поисковой сети. Рельеф участка таков, что склоны идут с запада на восток, и таким же образом геологи ориентировали свою поисковую сеть. «А рудная зона, по-видимому широтная, и они просто шли вдоль нее. Это видно и по материалам проб — очень хорошие штуфы и абсолютно пустые канавы. Когда мы ходили в рекогносцировочные маршруты, поначалу сложилось такое же представление, как у предшественников, что предполагаемая зона субмеридиональная. И в начале сезона серьезно задумывались, а стоит ли начинать проходку канав того же направления, нужно ли переделывать то, что сделали до нас? Да и перепроверять работу предшественников не было никаких оснований», — говорит геолог.

Несмотря на это, на определенном этапе работ собрали «консилиум» геологов со всех участков под предводительством главного геолога проекта Мотовилова Андрея Вадимовича, и было решено переориентировать сеть, что позволило, как выразилась Дарья, «зацепиться» за участок и получить основания для дальнейшей разведки. «Да, здесь очень много зависит от личного фактора, опыта и возможности посмотреть на проблему под другим углом. Геология — это искусство», — подытоживает Дарья Левочская. 





Динамика цен на топливо по Хабаровскому краю (розница)