Хабаровск город для жизни.

Энергетика Дальнего Востока

«Мы предлагаем механизм, который выгоден всем»

Возобновляемые источники энергии на отдаленных дальневосточных территориях зачастую являются отличной возможностью для экономии дорогостоящего дизтоплива. Понимая это, РАО ЭС Востока реализует комплексную программу по внедрению технологий возобновляемой энергетики на Дальнем Востоке. Она предусматривает строительство свыше 170 объектов ВИЭ суммарной мощностью 120 МВт. Однако местная специфика требует пересмотреть подходы к образованию тарифов на ВИЭ, считает заместитель гендиректора РАО ЭС Востока Алексей Каплун.

— Какие особенности есть у развития ВИЭ на Дальнем Востоке?
— В первую очередь это изолированность энергосистем, которая физически накладывает ограничения на реализацию проектов. Речь идет о большом количестве изолированных от всего поселках с маленьким количеством жителей. Чтобы поселок жил и развивался, требуется энергоисточник небольшой мощности — от 10 кВт до нескольких мегаватт, что, конечно же, не сопоставимо с европейской частью. То есть, чтобы установить 100 МВт в европейской части России, надо сделать 10-20 объектов, а на Дальнем Востоке 150-200. Сегодня в нашей программе развития ВИЭ в ДФО запланировано к реализации более 170 проектов. 

— А с какими сложностями сталкивается РАО ЭС Востока при реализации этих проектов?
— Наши солнечные и ветряные станции должны быть «заточены» с точки зрения технических параметров под требования конкретного региона. Например, в Якутии один из самых высоких уровней инсоляции, в то же время разброс температур составляет от +40 до –60 градусов. В связи с этим мы предъявляем высокие требования к солнечным панелям, которые будем там использовать.
К сожалению, далеко не все производители делают панели с нужными нам характеристиками, эта задача сужает круг участников и повышает стоимость материалов. Та же ситуация с ветряками на Камчатке, Сахалине и в Якутии. В силу погодных особенностей ветряки нам нужны в  холодном исполнении. Нам приходится использовать достаточно специфическое оборудование, что, конечно же, удорожает проекты.
Еще одна сложность — неразвитая транспортная инфраструктура. Мы физически не всегда имеем возможность довезти оборудование, материалы, людей туда, где видим потенциал. 
Особенно это характерно для Якутии, частично и для Камчатки. Например, чтобы поставить ветряк, нужна крановая техника, которой чаще всего в тех отдаленных местах нет. 

— А зачем в поселках остаются дизельные станции, если вы ставите, например, СЭС?
— Как правило, СЭС или ВЭС ставится в поселке рядом с уже действующей дизельной станцией. Одно другого не исключает. Дизельная станция всегда остается основным энергоисточником, задача полностью ее вывести не ставится, ведь выработка альтернативной генерации нестабильна. Строительство объекта ВИЭ позволяет оптимизировать энергоснабжение поселка, сократить потребление дизельного топлива. Но, с другой стороны, ВИЭ не должны рассматриваться просто как надстройка к системе энергообеспечения. В идеале необходимо реконструировать всю систему энергоснабжения, в том числе в плане теплоснабжения.  

— Вопрос тарифа играет для ВИЭ какую-то роль?
— Для РАО ЭС Востока крайне важно получить долгосрочные гарантии по уже существующим тарифам. Мы готовы окупать проекты за счет экономии топлива, расходы на которое уже учтены в тарифе. Сейчас нам нужно сохранение величины топливной составляющей до окончания срока окупаемости проекта. После того, как мы окупим затраты в течение 8-12 лет, тариф можно будет сдерживать. 
А если мы получим по таким проектам государственное финансирование, то сможем ускорить достижение целевых задач. Причем это выгодно всем — региону можно будет снизить объем субсидий на компенсацию тарифов, а мы хотя бы частично уйдем от перекрестного субсидирования. Сегодня энергокомпании на Дальнем Востоке субсидируются именно из-за высокой стоимости топлива (до 70% в тарифе — это топливная составляющая). Снижая ее, государство сможет экономить на субсидиях.
Хочу отметить, что на Дальнем Востоке совсем другой подход к развитию ВИЭ, чем на других территориях. Мы не собираем деньги ради самой идеи развития возобновляемой энергетики за счет потребителей. Наоборот, наши проекты не только окупаемы, но и позволяют снижать тарифы. Сразу или постепенно, но происходит снижение. Это очень перспективная тема. 

— Вам удается донести свою позицию до Минэнерго?
— Мы находимся с министерством в дискуссии. Сейчас Минэнерго РФ разрабатывает нормативную базу для розничного рынка, по аналогии с той, что была создана для оптового. Но нам это не подходит. На Дальнем Востоке нет рынка, и нам не с кого получать деньги, кроме как с наших же компаний. 
Соответственно, та нормативная база, которая действует в европейской части страны, де-факто ведет к повышению тарифа. Но там это распределяется на большой рынок, и все игроки чувствуют повышение в пределах погрешности. У нас такого рынка нет, соответственно инвестор сможет получать деньги только из двух источников: либо потребитель платит, либо наша компания.
И там, где заработает инвестор, потеряем мы. Получается, один реализует проект за счет другого. 
Другое дело — получать прибыль за счет экономии топлива. Это мы и пытаемся объяснить министерству. Я понимаю, что им, наверное, проще сделать унифицированную нормативную базу для всех регионов, и для розничного рынка, и для оптового. Но мы считаем, что специфика Дальневосточного региона должна быть учтена.

— Сколько холдинг потратит на проекты ВИЭ в 2015 году?
— В следующем году мы построим объектов суммарной мощностью более 1 МВ энергии, их стоимость порядка $4-5млн. Это только на сами объекты ВИЭ, не считая модернизации дизельных станций. При этом реализация всех проектов многолетней программы позволит экономить порядка 54 тыс. тонн топлива в год. Это чуть больше 2 млрд руб. ежегодно. За те 15 лет, которые будет работать станция, получается более 32 млрд руб. 

— А как такие проекты развивают в территориях со схожим климатом, например в Канаде?
— Нас больше любят сравнивать не с Канадой, а с Аляской. Там десятки таких же удаленных поселков с дизельными станциями. Но при этом компании на Аляске платят ту цену, которую им выставляет производитель энергии. Для населения в целом по энергетической отрасли разработана специальная программа, в рамках которой жители платят некую среднюю цену для всей Аляски. А производителям энергии государство выплачивает субсидию на эту разницу. 
Что касается реализации проектов ВИЭ, то на Аляске это происходит на условиях софинансирования из госбюджета с той же логикой, о которой я говорил до этого. Развивая ВИЭ, американское правительство сокращает или стабилизирует свои собственные субсидии для производителей энергии. И в России проекты будут реализованы только тогда, когда они выгодны всем, иначе ничего не получится. Именно такой механизм мы и предлагаем.


Справка: Объекты ВИЭ на территории Дальнего Востока

В Камчатском крае расположены геотермальные электростанции РусГидро, построенные на базе российского оборудования. Это Паужетская, Мутновская и Верхне-Мутновская ГеоЭС. Сегодня геотермальные электростанции обеспечивают до 30% энергопотребления центрального Камчатского энергоузла. Это позволяет значительно ослабить зависимость полуострова от дорогостоящего привозного мазута. Паужетская  ГеоЭС располагается на Камбальном месторождении парогидротерм, расположенном в юго-западной части Камчатского полуострова в 300 км от Петропавловска-Камчатского. Это первая геотермальная  электростанция, построенная в России и введенная в эксплуатацию в 1966 году. Изначально мощность станции составляла всего 5 МВт, а затем в результате реконструкции была увеличена до 12 МВт. Обе мутновские станции расположены у подножья Мутновского вулкана, на отметке 780 метров выше уровня моря, в 116 км от административного центра Камчатского края. Их совокупная мощность равна 62 МВт.
Кроме того, холдинг РАО ЭС Востока (входит в группу РусГидро) реализует комплексную программу по внедрению технологий возобновляемой энергетики на Дальнем Востоке, которая предусматривает строительство свыше 170 объектов ВИЭ, суммарной мощностью 120 МВт.


На территории Камчатского края идет развитие ветрогенерации. В 2013 году был сдан в эксплуатацию ветродизельный комплекс в селе Никольском на Командорских островах. В состав комплекса входят две современные ветроэнергетические установки Vergnet GEV-MP общей установленной мощностью 550 кВт. Также успешно эксплуатируется ветроэнергетическая установка 275 кВт в поселке Усть-Камчатск. Сейчас в этом изолированном населенном пункте идет строительство ветроэнергетического комплекса мощностью 900 кВт, основой которого станут три ветроэнергетические установки производства Komaihaltek Inc. Возобновляемые источники энергии позволят поселку ежегодно экономить свыше 700 тонн привозного дизельного топлива. 


В рамках соглашения между РАО ЭС Востока и Правительством Камчатского края о взаимодействии в сфере развития возобновляемых источников энергии ветродизельные комплексы будут построены еще в шести населенных пунктах региона: с. Тиличики, п. Палана, п. Оссора, с. Манилы-Каменское, с. Пахачи, с. Усть-Хайрюзово.
12 декабря холдинг приступил к строительству первого ветродизельного комплекса на территории Сахалинской области. Комплекс будет построен в селе Новиково, изолированном от центральной энергосистемы. В состав комплекса входят две ветроэнергетические установки суммарной мощностью 450 кВт. Промышленная эксплуатация объекта начнется во втором квартале 2015 года. Возобновляемые источники энергии позволят ежегодно экономить 227 тонн дизельного топлива, что составляет почти 8,19 млн рублей в ценах 2014 года.
Энергетики РАО ЭС Востока также устанавливают солнечные электростанции в Республике Саха (Якутия), где уровень инсоляции (интенсивности потока солнечного света) сравним с Крымом и Краснодарским краем. На сегодняшний день дочерние компании холдинга успешно эксплуатируют в Якутии восемь СЭС суммарной установленной мощностью 185 кВт. В 2015 году РАО ЭС Востока планирует завершить строительство первой очереди солнечной электростанции (СЭС) мощностью 1 МВт в поселке Батагай Верхоянского улуса Республики Саха (Якутия). Эта станция станет самой крупной СЭС за Полярным кругом. В будущем мощность станции планируется расширить до 4 МВт.