ДФОбзор. Дальневосточное обозрение. События и люди 2012 года

Телеком Дальнего Востока

| регулирование |

Глобальная лицензия: хаос или порядок?

Не успели отгреметь споры в связи с обновлением антипиратского закона, поправки к которому вступают в силу уже 1 мая, как общественность снова заволновалась по похожему поводу — инициации еще одного нововведения со стороны организаций по охране авторских прав.

В октябре 2014 года Российский союз правообладателей (РСП) во главе с режиссером Никитой Михалковым предложил ввести ежемесячный сбор с операторов — по 25 руб. с каждого канала доступа, итого 300 руб. в год. Инициативу немедленно назвали «налогом на интернет» и «антипиратским сбором». Вслед за этим Министерство культуры дополнило инициативу, предложив ввести глобальную лицензию, которая будет распространяться на музыкальные произведения и фонограммы, аудиовизуальные произведения и книги. По словам министра культуры России Григория Ивлиева, Минкульт по поручению президента уже начал разработку законопроекта о глобальной лицензии. В проекте закона «О внесении изменений в Гражданский кодекс РФ в части совершенствования оборота результатов интеллектуальной деятельности в информационно-телекоммуникационных сетях», окончание обсуждений по которому запланировано на 21 апреля, даже указаны сроки ввода лицензии — третий квартал 2015 года.

В заявлении «Интерфаксу» господин Ивлиев подчеркнул, что термин «налог на интернет» не соответствует действительности. В самом деле, целью законопроекта является в первую очередь защита прав авторов и обеспечение «баланса интересов пользователей, правообладателей и операторов связи». Сделать это собираются с помощью создания реестра интеллектуальной собственности, ведение которого будет поручено специальной организации по коллективному управлению авторскими правами. Авторы смогут по собственному усмотрению либо вносить в реестр свои произведения, либо, наоборот, исключать их из него. Все интернет-операторы будут обязаны получить глобальную лицензию, а обычные пользователи ежемесячно станут выплачивать по 25 руб. интернет-операторам для возмещения выплат теми отчислений правообладателям.

Это уже не первая попытка создать единый реестр контента: в 2011 году с подачи Министерства связи и массовых коммуникаций аналогичный сервис брался создать muz.ru. Однако этот довольно дорогостоящий проект, несмотря на разработанное техническое задание, до сих пор остается неиспользованным. Вот и теперь техническая сторона дела — очередной камень преткновения наравне с общим несогласием с инициативой большинства сторон.

Глава Министерства связи Николай Никифоров высказал сомнения не только по поводу алгоритма подсчета трафика и распределения отчислений авторам, но и поделился соображениями по поводу возникновения технических проблем при распределении «авторских денег»: обязанность по подсчету приведет к значительной технической нагрузке на ИТ-компании.

По сути, говорит министр, если предложения Минкультуры по корректировке антипиратского закона будут приняты, то компаниям придется вложить в дополнительное оборудование для подсчета сотни миллионов долларов. 

Подвезти с ветерком
Похожие аргументы привели и сами операторы. «Реализовать этот принцип невозможно: нет аппаратно-технических средств для массового анализа контента, потребляемого в интернете. Согласно выводам проектной организации «Гипросвязь», создание такой системы в России обойдется в миллиарды долларов США. Более того, такое решение не гарантирует достоверного учета использования абонентами контента в интернете, так как современные технологии не позволяют анализировать зашифрованный трафик, объемы которого в сети из года в год растут: сейчас на него приходится порядка трети всего трафика»,— сообщил Дмитрий Солодовников из департамента по связям с общественностью МТС.


Пресс-секретарь «Вымпелкома» Анна Айбашева так прокомментировала позицию компании: «На реализацию этих идей уйдут годы, и цена системы контроля трафика, которая нужна под эти идеи, существенно превышает все мыслимые платежи за контент. Не существует простых способов на сетевом уровне определять пользование объектом авторских прав».

Впрочем, тот факт, что операторы сопротивляются введению новых законопроектов, которые вынудят их закупать дорогое оборудование, выглядит достаточно логичным. И хотя инициаторы «налога на интернет» предлагают пользователям платить по 300 руб. в год за легальный доступ к кино- и музыкальному контенту, эти деньги планируется полностью переводить на авторские отчисления. Большинство же чиновников и экспертов высказываются в том духе, что траты, связанные с расшифровкой трафика, нельзя перекладывать на плечи пользователей.

«Я поддерживаю борьбу с пиратством, но я против бездумного подхода к реализации любых инициатив, связанных с финансами, потому что это порождает коррупцию,— выражает свою позицию президент Ассоциации кабельного телевидения России Юрий Припачкин.— Я против защиты интересов правообладателей за счет интересов операторов и абонентов. Идея обязать операторов платить лицензионные сборы за контент абсурдна, так как оператор связи только доставляет информацию по своей «трубе» — сети. А за содержание контента должны нести ответственность владельцы интернет-ресурсов, и они же должны платить правообладателям».

Реализация законопроекта, как считают в пресс-службе «Акадо Телеком», повлечет огромные затраты операторов. Расходы придется зашивать в тариф. В ответ рынок, скорее всего, получит недовольство клиентов и переток абонентов. Впрочем, некоторые эксперты в связи с инициативой все равно пророчат повышение тарифов на услуги интернет-связи для обычных пользователей на 5–10%. Таким образом, если пользователь платит за один канал доступа, к примеру, 400 руб. в месяц, то в случае утверждения законопроекта и оправдания пессимистичных прогнозов плата возрастет до 465 руб. в месяц, или на 780 руб. в год. С учетом того что у многих пользователей обычно несколько каналов доступа (компьютер, планшет, телефон), статьи затрат на пользование сетью у большей части интернетизированного населения страны к началу 2016 года могут значительно возрасти. 

Возникнут и другие проблемы. Во-первых, не все пользователи будут использовать объекты авторского и смежных прав, выложенные в сети по глобальной лицензии, а платить будут обязаны все. Это означает навязывание дополнительной услуги и прямо нарушает ч. 2 ст. 16 закона РФ «О защите прав потребителей». Во-вторых, с точки зрения развития бизнеса инициатива негативно скажется на развитии платного контента, а значит, и на борьбе с пиратством.

«Реализация законопроекта, скорее всего, приведет к нерентабельности широкого круга проектов, бизнес которых основан на реализации прав на легальный контент: от кинотеатров до онлайн-магазинов»,— прогнозирует аналитик РАЭК Карен Казарян. Как следствие, правообладатели и авторы также лишатся возможности получать большие, чем им предложит РСП, доходы.

Глобальная лицензия, по мнению господина Казаряна, вступает в противоречие с существующими принципами охраны интеллектуальной собственности, не соответствует международным обязательствам РФ, внутренне противоречива и недостаточно проработана. Это касается и прав иностранных правообладателей, и учета потребления контента в некоторых нетиповых случаях, «например при частичной или неуспешной загрузке пользователем цифрового контента, содержащего в себе множество объектов авторских прав (например, просмотр части фильма в режиме онлайн), или при многократной загрузке одного и того же экземпляра цифрового контента (например, при хранении пользователем контента на так называемом сетевом диске в сети Интернет)».

С ним согласен и Юрий Припачкин: «Механизм исполнения инициативы РСП непонятен. Неясно, например, каким образом провайдер сможет определить, что один абонент смотрит пиратский фильм, а другой — нет. Но даже если будет разработано специальное оборудование для отслеживания посещаемости интернет-ресурсов, это не решит вопрос маршрутизации трафика. При наличии большой абонентской базы определить, кто на какие сайты заходил и как часто, будет практически невозможно».

Разброс мнений
Большинство авторов, чьи права в конечном итоге призван охранять РСП, также достаточно негативно воспринимают предложенную союзом и Минкультом инициативу.
«В предлагаемом законопроекте есть откровенное нарушение прав потребителей. И если вдруг этот закон примут, нам, авторам, будет грустно и неприятно. Но самое интересное, что этот закон даст абсолютную свободу пиратству, так как пользователи будут считать, что дополнительно покупать музыку или фильмы уже не надо: за все „уплочено“»,— считает директор группы «Аукцыон» Сергей Васильев.

Впрочем, встречаются среди исполнителей и оптимистичные настроения. «Подобная одиозная инициатива,— мечтает Константин Максимюк, лидер группы „Где мое лето“,— сможет подготовить почву для создания и внедрения чего-то более адекватного желаниям автора и возможностям его аудитории. Предположим, благодаря ей появится техническая возможность устанавливать, какому ресурсу давать права бесплатного доступа к контенту, а с какого брать деньги и в каком объеме. Это создаст дополнительную ценность и для меня как автора». Впрочем, такие размышления скорее повод задуматься тем, кто сейчас находится в поиске идей новых сервисов, для создания которых совсем необязательно менять существующие правовые нормы.

В целом и Григорий Ивлиев, и представители коммерческих структур на данном этапе говорят о том, что законопроект в том виде, в каком он вынесен сейчас на обсуждение, еще недостаточно проработан.

Несколько дней назад в эфире радиостанции «Вести FM» основной инициатор законопроекта Никита Михалков предложил во избежание домыслов провести публичное обсуждение инициативы. Глобальная лицензия, добавил он, поможет упорядочить возможность человека пользоваться чужой интеллектуальной собственностью. Однако, судя по количеству препятствий, которые придется преодолеть всем сторонам, так или иначе имеющим отношение к нововведению, пока что этот законопроект, напротив, вносит некоторый хаос в систему, которая только-только начинает подстраиваться под новые реалии, связанные с легализацией потребления интернет-контента.

Александра Вяль




Динамика цен на топливо по Хабаровскому краю (розница)