ДФОбзор. Дальневосточное обозрение. События и люди 2012 года

ДФОбзор. Итоги 2013.

| НЕДРА |

Год рискованной добычи

Подводя итоги работы горнорудной и металлургической отраслей в 2013 году, можно выделить топ-10 самых значительных рисков, с которыми придется столкнуться компаниям по всему миру в 2014 году. По прогнозам, как крупным, так и мелким горно-металлургическим компаниям (ГМК) придется забыть о легком доступе к большому капиталу. А акционерам надо иметь в виду, что в прошлое ушла эпоха быстрых доходов

Говоря о рисках в отрасли, с которыми мировые ГМК уже имели дело в этом году и, по всей видимости, продолжат работать в подобных условиях в следующем, на первое место можно поставить проблему ограничения — доступа к капиталу и его распределения. Этот пункт можно назвать стратегическим риском, угрожающим долгосрочному росту перспектив крупных металлургических компаний, с одной стороны, и выживанию в краткосрочном периоде нуждающихся в финансовых средствах менее крупных компаний — с другой.


Для горно-металлургических компаний резкое падение цен на сырьевые товары, рост инфляции и падение доходов обернулись противоречием между необходимостью долгосрочных инвестиций и стремлению новых жадных до дивидендов акционеров к быстрому получению доходов.
Длительный период высокой доходности, роста денежных потоков и увеличение стоимости капитала привлекли в отрасль новую группу инвесторов, привыкших работать с краткосрочными инвестициями и поэтому не чувствующих себя уверенно в этом секторе из-за его циклической долгосрочной природы. Отсюда и возник вопрос о том, как согласовать интересы двух групп акционеров — долгосрочных и краткосрочных.


Крупные мировые компании (мэйджоры) в соответствии с новыми тенденциями должны учиться находить баланс между запросами акционеров и стратегиями долгосрочного роста.
А масштабная и непрерывная распродажа ценных бумаг на фондовых рынках истощила мелкие компании до уровня, невиданного в отрасли за последние десять лет. Финансовые активы и оборот мелких и средних компаний нагляднее всего отображают серьезность ситуации. Компании с рыночной стоимостью менее $2 млн (около 20%, котирующихся на основных биржах, где торгуются мелкие компании) имели на своих балансах на 31 декабря 2012 года в среднем менее $1 млн.


По мнению партнера компании EY Сергея Заборова, уменьшение возможностей привлечения капитала и относительно высокая стоимость капитала актуальны и для российских игроков, поэтому компании улучшают показатели деятельности и инвестиционную привлекательность в том числе за счет избавления от наименее профильных и убыточных активов: «Распродажа активов „Мечела“ дополнилась недавними новостями о продажах и планируемом закрытии ряда активов ЕВРАЗа. В условиях снижения цен на алюминий „Русал“ планирует приостановить работу нескольких заводов. Никого не удивит, если слабеющий рынок в недалеком будущем принесет новости о других подобных событиях».
Снижение цен в последние два года в условиях растущих затрат серьезно повлияло на прибыли. В результате стоимость акций компаний значительно снизилась. В этой связи возник следующий риск для развития горно-металлургической отрасли — снижение прибыли при одновременном понижении производительности труда.


Производительность труда в секторе падает в течение последних десяти лет. «Уменьшение маржинальности за счет снижения цен ставит компании перед необходимостью проведения специальных программ по сокращению различных видов затрат и увеличению производительности существующих мощностей,— уверен Сергей Заборов.— На слабом рынке сокращение затрат является обязательным, хотя и недостаточным инструментом, а успех в достижении поставленных целей может обеспечить базу для реализации новых проектов по мере восстановления рынка».


Риск ресурсного национализма хотя и является важным, но его уже нельзя назвать неожиданностью, как это было когда-то. Сегодня ГМК научились с ним справляться. Тем не менее, ресурсный национализм продолжает распространяться и выступает в различных формах. Например, он может выражаться либо в обязательном участии государства в проекте, либо в угрозах пересмотра экспортных пошлин или условий контрактов. Поэтому металлургическим компаниям придется и далее учитывать специфику этого риска в своих инвестиционных моделях.


Вопрос социальной ответственности компаний в 2014 году стоит в середине списка, но даже при том что компании становятся более грамотными в выстраивании отношений с обществом и вынуждены искать более эффективные обоснования пользы своих проектов не только для самих компаний, но и для общества, далеко не всегда это им удается.
После закрытия в мире нескольких известных рудников и проектов проблема нехватки квалифицированных кадров в мировой отрасли стала менее острой, но в дальнейшем этот вопрос потребует решения. С увеличением объемов добычи (несмотря на снижение цен) требуется все больше квалифицированных специалистов. Из-за сложной ситуации на рынке в 2012 году было уволено немало опытных сотрудников на рудниках с высокой стоимостью добычи. Как обнаружили компании, увольнения могут спровоцировать несогласие общества на ведение добычи. В то же время, несмотря на изменения природы риска, потребность в квалифицированных кадрах в долгосрочной перспективе будет резко расти.

Считается, что в краткосрочной перспективе ГМК должны пересмотреть условия найма работников. Например, это можно начать с пересмотра уровней зарплат.
Неустойчивость курсов валют привела к тому, что беспрецедентная волатильность будет продолжать испытывать на прочность компании в ближайшее время, поскольку отрасль приближается к равновесной точке спрос-предложение.
Спрос на основное сырье, в основном в Китае и других странах с быстрорастущей экономикой, в последние десять лет превышает предложение. Это способствовало повышению цен и стимулировало рост добычи. Сейчас спрос и предложение уравновешиваются, и в долгосрочной перспективе будет либо избыточная, либо недостаточная коррекция, что приведет к волатильности цен.


Краткосрочное хеджирование — один из очевидных путей снижения этого риска, но в целом возможности эффективного хеджирования остались в прошлом. Компании должны прогнозировать колебания цен и валютных курсов далеко за пределами форвардных кривых и планов горных работ.
Торможение и заморозка капитальных проектов также не новый пункт в списке рисков для отрасли. Еще в 2012 году было объявлено об отмене многих ранее заявленных крупных проектов, переносе сроков других, превышении бюджета и изменении в составе третьих. То есть основной риск мегапроектов не изменился. Однако появился новый фактор — нехватка капитала.


Горно-металлургический сектор переживает бум инвестиций, но заявлено рекордное число проектов — все ли они реализуются? Руководство компаний все более широко участвует в портфельном управлении, отборе проектов-кандидатов, их размеров и состава. Стратегическое управление такими рисками сегодня критически важно. Помимо отбора проектов большую роль играют повышение точности прогнозирования капзатрат, создание устойчивой организационной структуры и планирование действий в непредвиденных ситуациях.
В прошлом году многие ГМК работали в условиях более низких цен на сырьевые товары и роста издержек, повышенного риска и превышения стоимости программы капиталовложений.


В 2013-2014 годах вопрос получения и распределения прибыли приобретет еще большую остроту и актуальность.
Для работы в этих условиях организациям необходимо будет учитывать в долгосрочной перспективе этот риск и активно управлять ожиданиями заинтересованных сторон.
Приходя в некоторые страны, ГМК сталкиваются с отсутствием доступа к инфраструктуре, что является существенным препятствием для реализации проектов. Высокая стоимость и ограничения создают дефицит финансирования необходимой инфраструктуры. Чтобы восполнить этот пробел, горнодобывающим и металлургическим компаниям приходится пересматривать свои потребности и стратегии. Например, мэйджоры вынуждены быть более избирательными в распределении капитала. Небольшие и средние компании осознают необходимость во взаимном сотрудничестве. И, как правило, большая их часть рассматривает возможность продажи доли в инфраструктурных объектах.


«Для российских ГМК этот риск остается весьма актуальным,— подтверждает Сергей Заборов.— Недостаток мощностей ограничивает возможности расширения горнодобывающих предприятий, а также крупных металлургических предприятий, расположенных в удаленных регионах и загруженных транспортных узлах. Стоимость расшивки узких мест транспортной инфраструктуры серьезно влияет на инвестиционные решения, поэтому создание государственно-частных партнерств станет залогом новых успешных проектов».
Риск угрозы замещения — новый в списке проблемных вопросов отрасли. Но при этом он может стать весьма значимым фактором на рынке.


Например, в США использование природного газа в выплавке стали набирает обороты. То есть газ выступает как альтернатива угольной пыли, используемой в электродуговых печах. Однако обилие сланцевого газа в США и использование его в сталеплавильном производстве негативно повлияли на производителей металла, ориентирующихся на коксующийся уголь. Сланцевый газ уже заметно изменил американский угольный рынок, и есть вероятность необратимых изменений других сырьевых рынков. Так, разработки месторождений сланцевого газа в США вызвали эффект домино по всему миру. Замещение угля газом ведет к тому, что снижается конкурентоспособность угля как топлива для производства электроэнергии в США и уголь ищет более надежные рынки, такие как Китай и Индия.


Также можно сказать о замещении одних продуктов металлургии другими. Например, алюминий стал все чаще замещать сталь в производстве пикапов и внедорожников, что значительно снижает их вес. Таких примеров на глобальном рынке можно привести немало. Достаточно показательный тренд — замена меди при производстве труб на другие материалы, в частности на пластмассы.


Сергей Заборов полагает, что в условиях слабеющего рынка некоторые компании рассматривают возможности альтернативной стратегии роста, связанной с удлинением цепочки создания стоимости для конечного потребителя. Реализация подобной стратегии означает удорожание итоговой продукции на основе добавления специализированных услуг в комплексный пакет для клиентов. Например, для строительства это может означать производство и поставку готовых металлоконструкций взамен стандартной номенклатуры металлопроката. «Готовность российского рынка к подобным изменениям вызывает сегодня справедливые сомнения, однако, возможно, именно момент ослабления рынка может предоставить подобные возможности,— полагает господин Заборов.— Безусловно, реализация такой стратегии требует существенных изменений бизнес-модели, включая подходы к маркетингу и продажам, управлению цепочками поставок, послепродажному обслуживанию и специализированной сервисной инфраструктуре».
Остается с интересом наблюдать, кому из крупных игроков удастся первым успешно претворить подобную стратегию в жизнь.

Константин Анохин




Динамика цен на топливо по Хабаровскому краю (розница)