ДФОбзор. Дальневосточное обозрение.

ДФОбзор №1. Январь 2011

Кредитная реинкарнация

Пока в 2010 году всех мучил вопрос — завершился кризис или его агония продлится многие годы вперед? — банки вновь открыли доступ к своим ресурсам как для физлиц, так и для корпоративных клиентов. Подвижки в секторе кредитования наступили после относительной стабилизации мирового рынка, и пока они не слишком значительные. Самым важным было переступить порог мертвой зоны.

Мораторий на доверие снят

Финансово-экономический кризис проявился глобальной проблемой доверия участников рынка друг к другу. Если прежде поставщики могли давать значительные отсрочки платежей покупателям, то принцип домино — когда невыполнение обязательств на одном участке запускало обрушение всего рынка — лишил партнеров лояльности. Во главу угла стало самосохранение. Банки стали крайне осторожны в выдаче средств, поскольку гарантий возврата средств не было никаких, более того, возникли сложности и с ликвидностью обеспечения.
К примеру, в крупнейших банках региона отмечают, что в кризисный период стали более осторожно относиться к проектам в области жилищного и коммерческого строительства, проектам финансирования рыбопромысловых и металлургических предприятий. «Были ужесточены требования к обеспечению, принимаемому в залог при финансировании проектов, в том числе скорректированы поправочные коэффициенты, введены ограничения на прием в состав обеспечения определенных видов имущества и некоторые другие меры»,— подводит итог антикризисных корректировок топ-менеджер одного из государственных банков. Аналогичные меры были предприняты и другими участниками рынка. Именно поэтому в кризисный период стало актуальным получение госгарантий для обеспечения кредита. Только в Хабаровском крае гарантии правительства края получили несколько системообразующих предприятий из различных отраслей — лесной, энергетической, золотодобывающей.
Финансовый голод вскрыл серьезную проблему закредитованности экономики. У многих ритейлеров большая часть оборотных средств практически целиком состояла из заемных ресурсов. Производственный сектор, который в период экономического роста потребовал значительных инвествложений в модернизацию и создание новых мощностей, также использовал заемные средства в виде долгосрочных кредитов. Активное потребление во всех сферах создавало значительный спрос, который в тот момент можно было удовлетворить предложением, произведенным лишь с помощью привлеченных финансов.
Требования к потенциальным заемщикам (процентные ставки, обеспечение кредитов и прочее) были, по оценкам самих банкиров, «весьма жесткими». Сократились сроки кредитования — наиболее востребованных «длинных» денег бизнесу не предлагали. На самом деле уже в 2009 году было очевидно, что кризиса ликвидности у банков — чего опасались многие — не было. Средств у них было достаточно, но большие риски не позволяли распоряжаться этими средствами свободно. Большинство банков в самый сложный период вели работу по реструктуризации задолженности уже существующих заемщиков. Для многих из них самым важным было своевременное обращение клиентов для переговоров о дальнейшем взаимодействии. Реструктуризация позволила избежать больших потерь.
Надо сказать, что на Дальнем Востоке негативные изменения на рынке далеко не всегда были связаны с кризисом. Так, сложности в лесной отрасли, возникшие в связи с новым Лесным кодексом и сохраняющиеся до сих пор, обусловлены незавершенной госполитикой по переходу на глубокую переработку древесины. При-морье лишилось потока японских автомобилей, ограничение на импорт которых лишь формально было связано с поддержкой отечественного автопрома — очевидно, что российское производство такими запретительными мерами не спасешь.

Характерно, что в отличие от западных регионов страны дальневосточный регион в 2009 и 2010 годах демонстрировал устойчивость экономики — за счет реализации на территории округа крупных инвестпроектов с участием федерального финансирования. Управляющий хабаровским филиалом ВТБ Евгений Орлов констатирует: «У дальневосточной экономики потери были меньше, чем у значительно просевших западных промышленных регионов. У нас есть знаковые проекты — это порты, реконструкция железной дороги, автодороги, газопровод, нефтепровод. Это крупные для страны и края проекты, которые поддерживают жизнь и активность вокруг себя, и они идут без особых „провалов“, ровно».
Другой банкир также фиксирует внимание на проектах, «имеющих высокую социальную и государственную значимость, — строительство объектов саммита АТЭС — 2012 во Владивостоке, трассы „Амур“, модернизация мощностей ОАО „ДГК“ в Приморском крае, масштабных и капиталоемких проектов в области лесопереработки и золотодобычи». По его мнению, продолжение их реализации сегодня свидетельствует о преодолении кризисных явлений в региональной экономике и ее положительных трендах.
Тем не менее, в регионе оставалось множество вопросов по возобновлению кредитования мелкого и среднего бизнеса, что было необходимо для запуска маховика жизни всей экономики. В 2010 году система начала поступательно двигаться в сторону клиентов. В начале года банки не только всерьез занялись совершенствованием программного обеспечения и технологий обслуживания в целом, но и постоянно анализировали рынок, чтобы свое-временно войти в него с новыми предложениями. Стабилизировавшаяся ситуация позволяла проявлять уже гораздо большую лояльность к заемщикам, чем прежде.
В результате год завершился положительными показателями. По разным оценкам, к концу 2010 года объемы финансирования бизнеса, по сравнению с кризисным периодом, выросли по дальневосточному региону в среднем на 12–20%. Господин Орлов так охарактеризовал ситуацию: «Рост кредитования в минувшем году составил 12% по отрасли, порядка 16% — по Хабаровскому краю. В сегменте среднего регионального бизнеса у нас сопоставимый прирост». По его данным, «рынок растет, но темпы прироста ниже докризисного уровня». В частности, по данным господина Орлова, объем ссудной задолженности корпоративного сегмента рынка в докризисном 2008 году вырос на 35%, а за 9 месяцев 2010 года — только на 16,5%.


«Список лидеров не изменился»

На сегодняшний день финансисты, производственники, ритейлеры и просто обыватели гораздо оптимистичнее смотрят в ближайшее будущее. Период напряжения, вызванного дестабилизацией, прошел. Об изменении ситуации в банковской сфере сигнализирует открытость системы физлицам — сегодня вновь стали выдавать ипотечные и потребительские кредиты, большую популярность прочат кредитным картам. Их в настоящий момент предлагают все участники рынка, соперничая за льготные условия. Бесспорное преимущество у тех клиентов, которые пользуются зарплатным проектом в конкретном банке — у них не бывает отказов.
Кредитование физлиц — это лишь надводная часть айсберга кредитной системы региона, первым же настраивает эффективные коммуникации с банками бизнес. Как признают топ-менеджеры финансово-кредитных учреждений, в основном в 2010 году работа продолжилась со старыми, проверенными клиентами по давно начатым проектам. Впрочем, круг интересов банков не ограничился прежней сферой. «Опыт по новым проектам есть — это приобретение акций, долей в капитале. Происходит смена собственников, слияния и поглощения. Под это требуется финансирование. Есть проекты, начатые до кризиса, которые вели в сложный период, — их завершаем, доводим до ума»,— говорит Евгений Орлов.
В банках также отмечают, что в 2010 году началось сотрудничество с бизнесом по некоторым проектам, начало реализации которых совпало с кризисными явлениями в мировой экономике и было отложено до более благоприятного времени. Среди инвестиционных проектов, финансирование которых банками началось в минувшем году, такие как газификация объектов энергетики Приморского края, модернизация и реконструкция производственных мощностей «Племптицезавода „Хабаровский“», проекты в области коммерческого строительства, золотодобычи
и др. Предпочтение отдается не только крупным и капиталоемким проектам. «Интересны практически все проекты, потенциально имеющие эффект от реализации, проекты перспективные и значимые для реального сектора экономики»,— обрисовал масштабы интересов один из хабаровских банкиров. «Специальных отраслевых приоритетов у нас нет, в каждой отрасли есть лучшие, на них и ориентируемся. Наш приоритет — это клиенты, которые смогли хорошо пережить кризис. В сегменте среднего бизнеса это предприятия торговли, пищевой промышленности. В целом список лидеров „топ-5“ по объемам финансирования предприятий на региональном рынке не изменился»,— считает Евгений Орлов.
В хабаровском филиале ВТБ уже в финале года констатировали, что требования к заемщикам по величине обеспечения снизились, а полномочия филиала были увеличены до 700 млн рублей на одного заемщика. На сегодняшний день участники банковского рынка, ориентирующиеся на корпоративный сегмент, стараются смягчить условия как для давних заемщиков, чтобы дать им возможность подняться, так и для новых. Тот же филиал ВТБ с улучшением экономической обстановки в 2010 году вновь открыл бланковое кредитование и овердрафт. Другие коммерческие и государственные банки в течение прошлого года снижали на несколько пунктов процентные ставки по кредитным продуктам, смягчали требования к объему и составу обеспечения, а также увеличивали возможные сроки финансирования.
«В течение 2010 года наблюдалось снижение процентных ставок по сравнению с докризисным периодом, что является попыткой уменьшить финансовую нагрузку на деятельность предприятий. Также изменение процентных ставок обусловлено неоднократным снижением ставки рефинансирования ЦБ РФ в течение 2009–2010 годов и ростом конкуренции со стороны других банков»,— комментируют происходящее на рынке опрошенные эксперты банковского рынка. Однако Евгений Орлов четко ограничил перспективу дальнейшего изменения ставок: «Они держат курс на снижение, осенью 2010 года мы видели дно, их исторический минимум, таких ставок не было в 2008 году. Дальше снижения мы не ожидаем, ставки ниже инфляции — это неправильно».
Между тем улучшение ситуации в финансировании бизнеса со стороны банковских структур характеризуется не только смягчением требований к заемщикам, увеличением сроков кредитования и процентных ставок. К числу примет времени Евгений Орлов, к примеру, относит возвращение сложноструктурированных сделок, использование новых финансовых инструментов, например, гарантии возврата НДС, которые дают предприятию возможность не отвлекать из оборота собственные средства, а также рост востребованности расчетов в национальных валютах (рубль/юань), вслед за которыми должно прийти финансирование в нацвалютах. Очевидно, после этого шага сомнений в преодолении кризиса не останется ни у кого.

Марина Кравченко



Другие стати номера:


Динамика цен на топливо по Хабаровскому краю (розница)