Поппер Карл Раймунд

И он пытается это сделать, нарисовав индетерминистскую, процессуальную картину Вселенной. Во все времена камнем преткновения для метафизиков был феномен человеческого сознания. Для того, чтобы ответить на этот вопрос, а также снять серьезные критические аргументы, возникшие у оппонентов в частности, у И. К созданию этой концепции его подтолкнула развернувшаяся в 60—70 гг. Одной из главных философских проблем, считает Поппер, является отношение между мирами.

Эти отношения таковы, что генетически все миры связаны между собой: Отношение между ними — это отношение интеракции, но не редукции. Все три мира реальны. Временами Поппер связывает объективное существование его объектов с фактом материализации продуктов человеческого интеллекта в виде книг, скульптур, компьютеров и др. Однако основной аргумент все же состоит в том, что теории, идеи, художественные стили порождают следствия, которые их создатели не в состоянии были предсказать. Они заключают в себе логические возможности, какие имеются, скажем, в изобретении числового ряда. Вся цивилизация — реализация идеальных замыслов человека. Каким же образом развитие идеальных объектов соотносится с психическим и биологическим уровнем существования человека? Остается неясным, кто же детерминирует развитие объективного духа. Либо оно детерминируется самодеятельностью индивидуального сознания, либо идеи, теории, стили имеют свое идеальное существование еще до того, как они становятся достоянием индивидуального сознания и задача последнего состоит в том, чтобы спровоцировать реализацию идеальных следствий из имеющегося в культуре духовного материала, превратить логические возможности в действительность.

Скорее всего Поппер склоняется ко второй гипотезе. Отсюда внимание к росту знания. Единственным методом философии, который является одновременно единым методом любой рациональной дискуссии, он объявляет метод критического рационализма. Итак, рационализм у него сводится к критицизму. Метод, который я имею в виду, писал он, заключается в четкой формулировке обсуждаемой проблемы и критическом исследовании различных ее решений.

Суть отождествления рациональной установки с критической состоит в том, что, какое бы решение некоторой проблемы мы не предлагали, мы сразу же должны стараться его опровергнуть, а не защищать. Теоретик должен стремиться придумать случаи или ситуации, при которых, если теория ложная, ее ложность проявится. Он будет планировать строгие испытания и решающие проверочные ситуации. Из введения критерия ложности вытекает принцип фальсификации или метод критической проверки теорий. Основное в науке — это метод критических проверок.

В этом и состоит принцип демаркации. Мы видим, пишет К.

Поппер, что последователи Канта рационалисты терпят поражение от удара, нанесенного неевклидовыми геометриями и неньютоновской физикой квантовой механикой , а последователи эмпиризма от логической невозможности положить в основу знания чисто эмпирический базис и индуктивную логику. Прежние схемы подтверждения научного знания не выдерживают критики, что открывает дорогу скептицизму, иррационализму, мистике, суевериям.

Сторонники пробабилизма, допускавшие, что научные теории равно необоснованны, полагали, что они все же обладают разными степенями вероятности по отношению к эмпирическому утверждению. Поппер был настроен более решительно: Джастификация подтверждение, оправдание сменяется фальсификацией опровержение. Рост науки — это раз за разом повторяющееся опрокидывание теорий. Итак, если какое-то эмпирическое следствие теории оказалось ложным, а мы получили его в полном соответствии с правилами логики, то теорию следует признать ложной, ибо из истинной теории по правилам логики ложь вывести невозможно. Фальсифицированная теория должна быть отброшена, мы не можем сохранять ее в своем знании. В противном случае это путь к догматизму в науке и к потере ею своего эмпирического содержания.

Развитие науки — это движение от старых проблем к новым, фаллибилизм погрешимость и временность всех научных теорий и критерий отбора лучших теорий. С этим связана проблема существования объективной истины и концепция трех миров, главный из них третий мир, где и обитает объективная истина.

Наука начинается с проблем, а не с наблюдений, хотя наблюдения могут породить проблему. Схема движения научного знания такова: Данная схема она реализуется посредством отбора и систематической рациональной критики описывает науку как динамическое явление, ибо наука может существовать только в процессе роста. Эпистемология представляет собой теорию роста знания, теорию решения проблем, теорию построения, критического обсуждения, оценки и критической проверки конкурирующих гипотетических теорий. Рациональность науки состоит в рациональном выборе новой теории, а не в дедуктивном развитии теорий. Вера в то, что наука развивается от наблюдений к теории, не может быть выведена из высказываний наблюдения.

Но что же тогда представляют собой теории? Теории — это наши собственные изобретения.

Они не навязываются нам извне, а представляют собой созданные нами инструменты нашего мышления. Наши открытия направляются нашими теориями, и теории не являются результатами открытий, обусловленных наблюдением. Фаллибилизм — учение Поппера о погрешимости знания: Может ли одна теория быть лучше другой? Ясно одно, из конкурирующих теорий рациональнее всего выбирать проверенную теорию. Более сильная теория, то есть теория с более богатым содержанием, будет в то же время иметь большую правдоподобность. Отсюда следует, что мы можем попытаться отождествить идею приближения к истине с идеей высокого истинностного содержания при низком ложностном содержании. При этом поиск правдоподобности — это более ясная и более реалистичная цель, чем поиск истины. Содержание теорий и их фактическая объяснительная сила являются самыми важными регулятивными идеями для их априорной оценки.

Они тесно связаны со степенью проверяемости теорий и с правдоподобностью. Поппер хотел быть уверен в том, что целью науки является истина в смысле соответствия фактам, что теория относительности, например, является лучшим приближением к истине, чем теория Ньютона, а она лучшей, чем теория Кеплера. Объективная истина, согласно Попперу, существует, развитие науки приближает нас к ней. Как море обтачивает гальку, так фальсификации обрабатывают наши теории, делая их более истинными. Однако нет логических критериев для понимания того, приближаемся мы к истине или нет. Истина — это лишь регулятивный принцип.

Реализм — это существенная черта здравого смысла и он неопровержим. Почти все физические, химические или биологические теории подразумевают реализм, в том смысле, что если они не истинны, то и реализм тоже должен быть неистинным. Это одна из причин того, что люди говорят о научном реализме. Поскольку реализм непроверяем, только наблюдения и эксперименты играют в науке решающую роль в признании или отбрасывании научных высказываний, включая законы и теории. Для защиты идеала объективности знания Поппер вводит представление о трех мирах: Автономия третьего мира ситуация мысленного эксперимента и обратное воздействие третьего мира на второй и даже на первый миры, представляют собой одних из самых важных факторов роста знания.

Сравнение с миром идей Платона: Поппер верил в объективное существование физического мира и признавал, что познание стремится к истинному описанию этого мира. Однако непротиворечивость или подтверждаемость эмпирическими данными еще не являются достаточными основаниями, чтобы выступать в качестве критериев истины.

Любую фантазию можно представить в непротиворечивом виде. Мы способны лишь приближаться к истине. Согласно эмпиризму, научное познание начинается с наблюдений и констатации фактов. После того, как факты установлены, мы приступаем к их обобщению и построению теории. Вместе с философией Д. Юма возникла проблема оправдания индуктивного метода: Отсюда Поппер делает вывод о том, что индукция больше не является ни психологическим фактором, ни фактом обыденной жизни, ни фактом научной практики. Поэтому научные теории представляют лишь аргументированные догадки о мире. Но каков же метод науки, если не индуктивный? Дело в том, что познающий субъект противостоит миру не как чистая доска, человек имеет определенные представления, ожидания и даже теоретические предпосылки, поэтому он вопрошает. Познание начинается не с наблюдений, а с выдвижения догадок, предположений, объясняющих мир. Свои догадки мы соотносим с результатами наблюдений и отбрасываем их после фальсификации, заменяя новыми догадками. Пробы и ошибки — вот из чего складывается метод науки.

Для познания мира нет более рациональной процедуры, чем метод проб и ошибок — предположений и опровержений. Смелое выдвижение теорий, стремление сделать все возможное для того, чтобы показать ошибочность этих теорий, и временное их признание, если наша критика оказывается безуспешной. Метод проб и ошибок является не только методом познания, но и методом всякого развития. Каждый отдельный организм — это очередная проба: Для позитивистов наука — это не система понятий, а система высказываний. Научными они признают только те высказывания, которые сводятся к атомарным высказываниям, протокольным предложениям. Осмысленными являются только слова, которые имеют значение. Но это ведь вопрос конвенции, или соглашения, замечает К. Не понимая этого, позитивисты стремятся доказать, что метафизика по своей природе есть не что иное, как бессмысленная болтовня. Но ведь метафизика как раз и определяется через ее неэмпиричность. Отсюда ясно, что вовсе не успешная демаркация науки и метафизики является целью позитивистов, они стремятся упразднить и уничтожить метафизику.

Принцип фальсификации выступает и как принцип оптимизации роста научного знания, и как принцип демаркации научного и ненаучного знания. В этой связи важно различать, что понятия научное и ненаучное — это характеристики знания, логически и методологически не связанные с характеристиками истинное и неистинное знание. Например, научное знание может быть неистинным, а ненаучное знание может быть истинным. Итак, Поппер внес большой вклад в философию науки, он раздвинул ее границы: Важно то, что методологический анализ развития знания потребовал обращения к реальным примерам из истории науки. А это уже совершенно новый этап философии науки. Обратимся к экспериментальной деятельности Альберта Майкельсона — , которая хорошо демонстрирует точку зрения К. По окончании военно-морской академии в Анаполисе он был назначен преподавателем физики и химии академии и в это время ставит эксперимент, принесший ему мировую известность: Следует иметь в виду, что в е годы едва ли не все ученые полагали, что все физические законы природы открыты и описаны, эту уверенность открыто высказал лорд Кельвин.

Физикам ничего не оставалось, кроме дальнейшего уточнения измерений, касающихся вычислений вплоть до шестого знака десятичных дробей. Именно с помощью таких измерений А. Майкельсон доказал, что существовавшие на тот период теории материи не соответствуют истине. Ответы на все коренные вопросы были неверны. Одной из возможностей подобной проверки является верификация. Верификация — это проверка знания на опыте, то есть возможность представить теорию так, чтобы каждое ее положение, каждая идея были не пустыми умствованиями, а действительно проверенными данными. Первыми философами, предложившими проверять знание путем верификации, были позитивисты. Они заявили, что недопустимо продолжать создавать отвлеченные идеи, никак не связанные с практикой. Этот призыв был услышан и подхвачен большинством остальных философов.

Путь, по которому идет верификация, очень прост. Сначала появляется некая идея, несущая в себе новое знание. Затем ученые должны рассмотреть эту идею с тем, чтобы решить, может ли она быть проверена на практике. Если проверка возможна, идея признается философами и принимается к разработке. Если же она не может быть проверена, то отбрасывается. При этом во время верификации следует учитывать уровень развития технических средств, при помощи которых идеи проверяются. Ведь возможно, что уровень их недостаточно высок, и необходимые для проверки теории механизмы попросту еще не созданы. Карл Поппер, деятельность которого проходила в ХХ веке, задумался над тем, зачем нужно опровергать теории, и решил подвергнуть критике идею верификации. Действительно, чтобы проверить все идеи, понадобится провести массу всевозможных экспериментов, а это принципиально невыполнимо.

По этой причине верификация должна быть заменена чем-то другим.

Чтобы отыскать действие, которое могло бы подтвердить истинность теории или идеи, Поппер переосмыслил всю предыдущую философскую традицию и пришел к выводу, что единственным критерием истинности может быть так называемая фальсификация.

28.10.2019 40