Хабаровск город для жизни.

Телеком Дальнего Востока 2017

Вопрос кибербезопасности стоит особенно остро в интернете вещей»

ОЛИВЬЕ ОНДЕ, главный вице-президент по IoT и аналитике Orange Business Services, отвечает за это направление во всем мире — в 160 странах, где работает оператор. Строительство мира интернета вещей для него повседневная рутина. По словам господина Онде, компания может заработать $600 млн на этой теме уже в 2018 году

 

— Насколько развито направление IoT в вашей компании?
— На сегодняшний день мы управляем 12 млн IoT-объектов по всему миру. Это в два раза больше, чем два года назад. Мы действуем по разработанной стратегии развития в области IoT, которая включает в себя работу по четырем вертикалям и четырем ключевым IoT-компонентам.

Четыре вертикали — это автомобильная отрасль, «умные» города, промышленность и повседневная жизнь, куда мы включаем здравоохранение, «умные» дома и другие категории разряда B2B2C.
Для каждой из этих вертикалей мы предлагаем IoT-объекты, услуги связи, специально подобранные для каждой ситуации, платформы для управления данными (data-management platform), а также наш локальный опыт интеграции и обеспечения безопасности.

Мы закупаем IoT-объекты и предоставляем клиенту в аренду в рамках единого сервиса. Либо помогаем подобрать правильные устройства для закупки. Тщательно проверяем их, так как в интернете вещей вопрос кибербезопасности стоит особенно остро.

IoT-платформа нашей компании для управления данными входит в тройку лучших в мире. В ее составе есть все нужные компоненты, включая MDM (mobile device management), средства сбора, анализа и управления данными с устройств и другие. Аналитика — это то, что часто определяет поведение компаний в целом, поэтому важно, чтобы решение, на котором она реализуется, было качественным.

— Расскажите детальнее, что вы делаете в этих четырех отраслях.
— Из всех подключенных IoT-объектов, которыми мы управляем, 5 млн приходятся на автомобили и грузовики, 5 млн работают в инфраструктуре «умных» городов, 2 млн — в промышленности, примерно 0,5 млн относятся к четвертой категории (здравоохранение, «умный» дом и пр.).

— Это несколько неожиданные цифры. Как показывают различные исследования, как раз четвертое направление растет быстрее других за счет того, что люди массово покупают «умные» часы, фитнес-браслеты и пр.
— Да, это направление растет очень быстро, но названные мной цифры не включают те устройства, которые потребители приобретают в розницу и подключают самостоятельно. Я говорю только о тех устройствах, которыми мы управляем.

— Давайте тогда по порядку, какие IoT-проекты вы ведете в автомобильной отрасли?
— В мире существует порядка 15-20 крупнейших автопроизводителей, каждому из них требуются услуги по подключению автомобилей, причем доступные по всему миру — это ключевое требование. Мы входим в глобальный альянс Global M2M Association вместе с другими телеком-компаниями (Telia Sonera, SoftBank, Deutsche Telecom и другие). Это позволяет обеспечить нашим клиентам глобальную подключенность их автомобилей.

— Вы устанавливаете свои сим-карты в машины?
— Это могут быть и наши сим-карты, но обычно производители встраивают пустые сим-карты, которые могут быть привязаны к любому оператору в зависимости от того, в какой стране используется автомобиль. Им важны гибкость, простота и постоянная подключенность. Мы непрерывно работаем над уменьшением задержки сигнала — в 5G она будет минимальной. Для обычного грузовика или пассажирского автобуса, к примеру, задержка в 17 секунд, возможно, и не является критичной. Но когда дело касается автономного транспорта, это становится вопросом безопасности. Также мы продаем услуги сервис-провайдерам, к примеру операторам железнодорожных компаний, авиакомпаниям, транспортным фирмам и пр. Всем, кто хочет предоставлять услуги конечным клиентам. К примеру, бельгийский авиаперевозчик BNC раздает Wi-Fi на борту, который предоставляется на базе нашей инфраструктуры связи. AirFrance делает то же самое.

Также мы работаем с компаниями, которые владеют собственным автопарком. Это могут быть крупные промышленные концерны, различные корпорации и так далее. Это большой сегмент рынка — порядка 5 тыс. клиентов, которым мы предоставляем платформу для управления их автомобилями, проведения логистических расчетов. Мы размещаем в машине устройство с GPS-модулем и акселерометром, которые подключены к системе fleet-management (управления автопарком). Таким образом, можно всегда отследить местонахождение автомобиля. Конечно, все это делается с учетом законодательных требований: водитель всегда в курсе, что его маршрут отслеживается.

На днях анонсировали партнерство с Renault, семь месяцев назад — с Peugeot Citroen. Вместо того чтобы устанавливать оборудование в их автомобили и брать деньги за каждую «коробку», мы встраиваем все бесплатно, но берем ежемесячную плату за пользование сервисом с потребителей и делим этот доход с производителем автомобиля. Таким образом, мы зарабатываем деньги вместе с партнером, но также заботимся о правах потребителей и защите их конфиденциальной информации. Они могут контролировать, какие данные доступны третьим лицам.

— Какие проекты вы ведете в сфере «умных» городов?
— Мы принимаем участие в нескольких крупных проектах по созданию «умных» экологичных районов в городах в разных странах. Устанавливаем сенсоры, строим платформы для обслуживания потребителей и управления инфраструктурой. Внедряем инструменты для организаций, обслуживающих город, чтобы они видели в реальном времени, что происходит на их участках. Для служб коммунального хозяйства внедряем «умные» счетчики воды, газа, электричества.

В этой сфере важно, чтобы счетчики могли работать как можно дольше без замены. Для решения этой задачи есть два подхода. Один заключается в использовании стандарта мобильной связи LTE-M. Сеть этого стандарта оптимизируется таким образом, чтобы уменьшить энергопотребление до пяти-десяти раз по сравнению с обычными LTE-сетями. Например, если сеть определяет, что объект не двигается, то может ограничить частоту передачи данных через мобильный протокол.

Также могут назначаться периодические сессии связи, позволяющие избежать постоянного обмена пакетами.

Второй подход — это использование технологии LoRa, которая обходится дешевле. На данный момент порядка 60 наших клиентов тестируют ее, выбирают между LTE и LoRa. Эта технология еще в два раза уменьшает потребление энергии. LoRa специально разработана для местного подключения большого числа стационарных IoT-объектов на большой площади. Одна базовая станция LoRa может полностью покрыть достаточно большую территорию с высокой плотностью сенсоров: от грузовых портов и сельскохозяйственных угодий до торговых центров и стадионов. Все зависит от оборудования: мы используем как традиционные антенны для мобильной связи высотой 1 м, так и антенны 15 см в высоту, с помощью которых можем обеспечить локальное покрытие. Также клиенты могут подключать к этому оборудованию USB-модемы. Таким образом, можно комбинировать разные устройства и обеспечивать связь на строительных площадках, в городских условиях и так далее.

Когда речь идет об IoT-проектах, приходится выбирать между двумя показателями — энергоэффективностью и качеством покрытия. Если повышать один, то второй будет автоматически снижаться.

На сегодняшний день пока в мире нет ни одной универсальной сети, которая бы справлялась со всеми типами IoT-устройств и одновременно обеспечивала полноценной мобильной связью абонентов в зоне покрытия. На создание такой сети уйдет еще не меньше десяти лет. Пока мы должны выбирать, какой тип оборудования обслуживать, строить отдельную инфраструктуру под IoT-проекты и работать над оптимизацией. Таким образом, у нас есть LTE-М для мобильных объектов, которые могут перемещаться по всему миру, и есть LoRa — более дешевая технология для стационарных объектов. Оборудование LoRa проще в использовании, энергоэффективнее и может работать многие годы без замены.

— Как далеко продвинулись технологии для индустриального интернета вещей?
— В этой сфере у нас два основных типа кейсов. Первая задача, с которой мы помогаем промышленным предприятиям,— оптимизация деятельности. Один из примеров — проект, который мы реализовали для VINCI Autoroutes. Это крупнейшая компания во Франции, которая строит и обслуживает автодороги — тысячи километров транспортных путей. Каждую заправку и придорожный сервис мы оборудовали сенсорами десяти типов, в общей сложности установили более 100 тыс. таких устройств. Это датчики, показывающие, насколько заполнены мусорные контейнеры и диспенсеры с жидким мылом, когда закончится туалетная бумага, и позволяющие оптимизировать выезды обслуживающих бригад. Сенсоры под землей мониторят температуру и влажность, чтобы компания знала, какие участки дорог нужно обработать реагентами. Все это позволяет оптимизировать расход ресурсов и сделать бизнес более эффективным. Это то, что касается направления smart operations («умные операции»).

Также мы предоставляем услуги для отслеживания материальных активов в цепочках поставок. Это нужно, чтобы понять, например, где находится тот или иной товар, грузовик и так далее. В одной из косметических компаний мы смогли уменьшить время разгрузки грузовиков с четырех часов до двух благодаря применению RFID-меток. Для машиностроительных компаний это актуальная услуга, потому что им приходится отслеживать местонахождение множества деталей. Мы встраиваем GPS-трекер в коробку, и оператор получает сигнал, если вдруг эта коробка начала двигаться в не в том направлении.

— Какие технологии вы используете для связи внутри зданий?
— Обычно нам хватает для сбора данных сенсоров той связи, которая уже есть. Во Франции наша сеть уже имеет indoor-покрытие. Причем в Париже сигнал достает до подвалов. Если все же требуется улучшить параметры связи в конкретных местах, то размещаем дополнительные антенны.

— Давайте поговорим о деньгах. Сколько IoT сейчас вам приносит выручки?
— У нас есть стратегический план, согласно которому мы должны заработать на IoT и платформах анализа данных $600 млн к 2018 году, причем половина этой суммы придется на B2B-сегмент. Это амбициозная задача, но думаю, мы способны с ней справиться. Ведь речь идет не только об услугах связи, мы поставляем устройства, программные платформы, также мы обеспечиваем системную интеграцию и предоставляем решения по обеспечению безопасности. Последнее — это активно развивающееся направление. У нас в этой области задействована примерно тысяча сотрудников. Мы работаем над безопасностью сетей, устройств, платформ и над защитой клиентских данных.

«Информационные технологии» Тематическое приложение к газете «Коммерсантъ» №54 от 31.03.2017

Интервью взяла Светлана Рагимова