ДФОбзор. Итоги года.

ДФОбзор. Итоги года. Февраль 2012.

Рассерженные низы постучали в стабильность

2011 год в политической жизни хабаровского края имеет все шансы запомниться: в нем случилось многое из того, что не случалось раньше никогда. Были задержания, скандалы, срывы голосований и громкие поражения. Если власть поймет, что нужно что-то менять — и поменяет, мы запомним этот год. Если нет — следующий год выйдет еще более интересным и насыщенным.

Политический облик года в Хабаровском крае в 2011 году сформировали не только большие выборы — прошедшие госдумовские и надвигающиеся президентские,— но и целый ряд интересных тенденций, проявившихся впервые за долгое время. Насколько эти мелкие трещины подточили монолит устоявшейся, давно упрочившейся власти, которая привычно (для себя) и неизменно (для населения) везде и во всем имела большинство — большой вопрос, но само их появление уже говорит о многом.
Чтобы понять, почему это стало возможно, нужно вспомнить, во-первых, что весной 2009 года поменялась высшая краевая власть. Новый губернатор Вячеслав Шпорт, подчеркнув, разумеется, преемственность своего курса курсу правившего до этого краем почти 18 лет Виктора Ишаева, неизбежно стал учиться управлять по-своему. Влияние господина Ишаева, оставшегося полпредом президента в ДФО, разумеется, сохранилось. Это первый ключевой момент: в краевой элите появились группы. Теперь они могли по-разному понимать движение вперед, в кадровых решениях — ставить на разные фигуры, в общении с центром и бизнесом — лоббировать разные интересы.
Не будет преувеличением сказать, что это мешало — самой же власти. Достаточно вспомнить, как в 2010 году, сразу после избрания нового созыва законодательной думы Хабаровского края, долго и нервно решался вопрос о том, кто займет руководящие посты. Первого вице-спикера думы депутатам даже пришлось утверждать позже, а не на первом заседании, как положено. В 2011 году история повторилась: спикер думы, он же секретарь регполитсовета «Единой России» Сергей Хохлов сначала внес в повестку вопрос о смене сенатора от края Виктора Озерова, а потом сам же его и снял — прямо на заседании. Единороссы тогда неофициально признали, что вопрос не прошел согласование ни в регполитсовете, ни на фракции. Внятных публичных объяснений этому самим господином Хохловым дано не было, но очевидное приходит на ум сразу: группы внутри элиты боролись. Представить это в 2007-2008 годах, в прошлые «большие выборы», еще при Викторе Ишаеве, было бы сложно.

Благодаря неплохим результатам в ходе выборов в краевую думу в крае укрепилась оппозиция: в политику, хотя бы даже просто думскую, вернулись внятные лица, составившие четыре фракции — их столько в думе появилось впервые. И это второй, тоже немаловажный фактор. Кроме единороссов в заксобрание в 2010 году прошли коммунисты (три мандата), либерал-демократы и справороссы (по два мандата), сумевшие за прошедшие почти два года приучить коллег к тому, что в парламенте должны быть дискуссии. Руководителям оппозиционных фракций удалось даже получить права, приближенные к правам глав думских комитетов: трудиться в думе они стали на постоянной, оплачиваемой основе.
О том, что легальная оппозиция подняла головы, можно было судить хотя бы по тому, что ей хватило духу проигнорировать подписание соглашения «За честные выборы», организованного формально независимыми общественниками, но на деле — «Общероссийским народным фронтом» и «Единой Россией». Еще накануне кампании по выборам в краевую думу оппозиционеры подобные бумаги, пусть и критикуя их полезность, с единороссами все же подписывали. А в 2011 году, в преддверии выборов в Госдуму,— отказались. Более того — чуть позже собрали свое, альтернативное соглашение, объединившее «Справедливую Россию», КПРФ и «Правое дело». Полезность данных договоренностей, конечно, для наблюдателей тоже изначально была под вопросом, но их символичность — несомненна.
Наконец, несколько увеличившееся представительство в краевой думе позволило в минувшем году оппозиционерам совершить то, что раньше ни им, ни членам фракции партии власти и не снилось: в середине декабря депутаты от КПРФ умудрились сорвать голосование за краевой бюджет на 2012 год в очередном чтении. Демарш был предпринят в знак протеста против задержания накануне нескольких молодых коммунистов, и грянул он как гром среди ясного неба. В «Единой России» вряд ли рассчитывали на такое развитие событий, поскольку допустили, что на внеочередное заседание прибыло настолько мало лояльных депутатов, что отказ от голосования членов КПРФ разрушал кворум. Ошибку исправили всего через два дня, но осадок остался.

Наконец, в-третьих, под самый конец года Хабаровский край тоже увидел, что такое несанкционированные протесты. «Рассерженные горожане», как назвали их эксперты, стали выходить на улицы и без каких-либо призывов со стороны партий, без явных лидеров открыто выражать свое недовольство властью. Собрать их смог посредник революций и потрясений 2011 года в арабских странах — интернет.
Власть к такому развитию событий, как ни странно, оказалась не готова. В Хабаровске 10 декабря более 50 человек оказались задержаны полицией и оштрафованы судами за участие во флэш-мобе — мероприятии, где не было сказано ни единого слова, не поднято ни одного плаката. Молодежи тогда понадобились лишь скотч, чтобы в знак протеста заклеить себе рты, и несколько групп в социальных сетях, чтобы договориться о встрече. Эффект был удивительный,— оспаривать свое задержание некоторые участники тех событий продолжают до сих пор, а губернатор Вячеслав Шпорт позже признал, что с молодежью надо договариваться, и заявил, что лично он к этому готов.  
Правда, добиться повторения такого эффекта в Хабаровском крае пока никому не удалось. Совсем недавний митинг 4 февраля, где собравшиеся протестовали уже не против итогов выборов в Госдуму, а против кандидата в президенты Владимира Путина, показал: партиям и движениям оседлать эту волну сложно. По крайней мере, 4 февраля в Хабаровске у митингующих было все: типографские плакаты, разноцветные флаги, опытные ораторы и даже разрешение на митинг, данное властями в самый последний момент. В поддерживающие записался целый винегрет из партий и движений, начиная от справороссов и коммунистов и заканчивая движением «ДВ В.Яме» — борцами с дорожными неровностями.
Но многочисленность организаторов сыграла с митингом злую шутку. Коммунисты пришли с плакатом в поддержку своего кандидата — Геннадия Зюганова. Сторонники Михаила Прохорова — с портретами своего. По-своему ответил на вопрос «Ваши конкретные предложения?» перед камерой и лидер реготделения «Молодых социалистов России» Дмитрий Ковальчук: «Наш кандидат Сергей Миронов согласен, если будет избран, стать временным президентом и провести заново выборы в Госдуму и потом — новые президентские». И только националистам не нужен был никто — они принесли с собой лишь маски и обычные лозунги.
Так и получилось, что на митинге было все. Но собственно сами «рассерженные горожане» получились на нем какими-то малозаметными. Они просто затерялись в толпе — среди партийных активистов, известных блогеров, журналистов и молодых политиков. Все вышеперечисленные выступили на митинге, но назвать их «рассерженными горожанами» — как-то язык не поворачивается.

Тем не менее, страх бурного неповиновения, волнений и вообще противодействия снизу у власти появился — и пока что, кажется, остался. Все четко понимают: накануне президентских выборов беспорядки не нужны, а тот же митинг 4 февраля, будь он не согласован скорее всего, все равно бы состоялся. Есть понимание и внутри региональной партячейки «Единой России», и в краевом правительстве: нужны не силовые акции, а перемены.
Электорат свое слово в 2011 году уже сказал: единороссами он, как выяснилось, не больно-то доволен. На выборах главы Аяно-Майского района в сентябре победила самовыдвиженка: она получила 44% голосов, а кандидат от партии власти — 15% и третье место. Но это поражение еще можно было понять: накануне предыдущий глава был вынужден уйти в отставку из-за срыва отопительного сезона, а поддержала его в свое время именно «Единая Россия».
Но и на думских выборах в декабре депутаты «Единой России» фактически провалились: вместо традиционных трех кресел (а региональное партийное руководство обещало и все четыре) партия власти получила всего два. Одно из них при этом занял депутат с 1999 года Борис Резник, а другое — 73-летний отставной генерал армии Михаил Моисеев, заря политической известности которого ярко вспыхнула и погасла в самом начале 90-х, когда он сначала оказался молодым и перспективным главой Генштаба СССР, а потом поддержал ГКЧП и был снят. Излишне говорить, что ни тот ни другой символизировать перемены никак не могут. В начале февраля господин Моисеев дал первый брифинг для хабаровской прессы, на котором очень много говорил об извечных проблемах военных и пенсионеров, несколько раз с теплотой вспоминал времена СССР, но о переменах — не сказал почти ни слова.

Виной провалов краевых единороссов в 2011 году, как указывают эксперты, стала неверная кадровая политика. «Глубоко ситуация на месте не изучалась, интересы граждан не были артикулированы. Кадрового резерва для занятия таких должностей, как выясняется, нет. Пошли по испытанному пути: краевого чиновника переместить на район. К примеру, с Яцем (бывший замминистра, победивший в 2009 году на выборах главы района имени Лазо) это удалось, здесь — уже нет»,— так комментировал результаты выборов в Аяно-Майском районе один из политтехнологов. В ходе думской кампании, прибавлял политолог из Комсомольска-на-Амуре Григорий Говорухин, плохо сработал единороссовский штаб с технологами, привлеченными из центра страны. «Методы, которые они использовали, были не апробированы в крае ранее. Эти специалисты, во-первых, плохо изучили и поняли наше поле, а во-вторых, выстроили жесткую вертикаль, когда люди на местах, те же главы районов, были низведены до роли простых исполнителей»,— пояснял эксперт. А самое главное — единороссы не смогли поставить во главу списка реально популярные фигуры.
Впрочем, реально популярные фигуры краевым единороссам взять, судя по всему, просто неоткуда. Конечно, у них есть губернатор, способный накануне выборов объехать большинство районов и успеть встретиться с очень многими — близкими к забастовке докерами, предпринимателями, студентами, врачами. Но один политик — это не команда, а Вячеслав Шпорт к тому же еще не успел набрать тот авторитет, что некогда был — и в глазах простых обывателей по-прежнему остается — у Виктора Ишаева, «паровозом» вытягивавшего не одну избирательную кампанию. Праймериз «Общероссийского народного фронта» попытались эту команду найти, отобрав в нее так называемых «лидеров общественного мнения». Но в условиях отсутствия полного консенсуса сверху эти попытки были изначально обречены на провал.

Насколько командно до сих пор, даже после фактического поражения на выборах в Госдуму, решаются в партии власти предвыборные вопросы, ярко показал очередной скандал — уже январский. В середине января часть членов местного политсовета «Единой России» по Ванинскому району пожаловалась в несколько адресов на выдвижение кандидатом в главы района главврача портовой больницы Григория Душкина. В жалобах в избирком и прокуратуру, в обращениях к Владимиру Путину, губернатору Вячеславу Шпорту и полпреду Виктору Ишаеву утверждалось, что местные партийцы поддержки господину Душкину не оказывали, напротив, два раза голосовали против него.
Но выдвижение кандидата все же состоялось — как пожаловались партийцы, с «грубейшими нарушениями устава партии и процедуры». Политсовет района дважды на своих заседаниях большинством голосов предлагал региональному политсовету выдвинуть кандидата, после чего, как было сказано в обращении, под давлением «краевых партийных чиновников был совершен подлог документов о выдвижении угодного им кандидата». Григорий Душкин, настаивали местные единороссы, при регистрации предъявил в районный избирком протокол заседания политсовета, которого попросту не было. И на основании этого попросили — данного кандидата снять.

Чем бы ни закончилось рассмотрение этих жалоб, сам факт их появления крайне неприятен всем. Неприятен он кандидатам, участвующим в предвыборной гонке, — еще до ее старта они оказались в эпицентре обвинений и проверок. Неприятен он и властям, получившим тревожный сигнал о дестабилизации ситуации в Ванинском районе — последний считается перспективным, а для освоения финансовых потоков, как известно, нужна стабильность. А краевым единороссам все это неприятно и вовсе вдвойне. Ведь мало того, что они не смогли сразу согласовать приемлемое для всех решение, так еще и их товарищи некстати вынесли сор из партийной избы.
В конечном же счете во внутрипартийном конфликте по ванинским выборам все сводится к борьбе партии власти с самой же собой. Группы влияния опять не сумели договориться: кандидат, которого предлагали поддержать ванинские единороссы, уже давно принадлежит к одной группе краевой элиты, а господин Душкин, как говорят его оппоненты, был настойчиво поддержан совершенно другой.

Тратить силы на такую борьбу в условиях, когда более уверенно почувствовала себя оппозиция — как парламентская, так и не прошедшая в Госдуму,— а в фундамент власти пока еще не очень сильно, но уже явно гневно дышат простые избиратели, способные моментально вспыхнуть, — это ошибка. И если на президентских выборах она, быть может, еще и не сыграет значительной роли, то позднее, в условиях возвращения выборов губернаторов и упрощения процедуры регистрации политических партий, может превратиться в решающий фактор. Быть этой беде для власти или не быть — пока еще решать самой власти.

Дмитрий Щербаков



Другие статьи номера:


Динамика цен на топливо по Хабаровскому краю (розница)