ДФОбзор. Дальневосточное обозрение. События и люди 2012 года

ДФОбзор. События и Люди 2012 года

| КАДРЫ |

Со следственным эффектом

Минувший год оказался богатым на отставки, затронувшие практически все уровни — от губернаторского до тренерского. Большинство по-настоящему громких чиновничьих увольнений, если к ним присмотреться, были связаны с претензиями со стороны правоохранительных органов. К сожалению, в ушедшем году борьба с коррупцией на Дальнем Востоке так тесно сплелась с кадровой политикой, что различить их стало уже сложно

Неожиданное ожидаемое в Приморье

На Дальнем Востоке 2012 год начался с отставки, о которой очень часто говорили как о неминуемой, но она почему-то все никак не случалась. 28 февраля со своего поста ушел губернатор Приморья Сергей Дарькин. Край господин Дарькин возглавил в июне 2001 года, выиграв выборы с достаточно приличным для протестного региона результатом — 40,1%. 4 февраля 2005 года Сергей Дарькин стал первым из назначенных — как раз накануне тогдашний президент Владимир Путин отменил прямые выборы глав субъектов, и господин Дарькин первым из губернаторов получил свои полномочия от регионального парламента. В 2010 году он был выдвинут на очередной пятилетний срок — уже по инициативе Дмитрия Медведева.

Все это время приморскому губернатору частенько ставили «двойки» в разнообразных экспертных рейтингах, характеризующих шансы губернаторов на переназначение. Приморье, казалось бы, постоянно подбрасывало своему главе минусов в глазах вышестоящих властей: то протестными акциями, которые приходилось разгонять подмосковному ОМОНу, то неприлично низкими результатами «Единой России» (и 33% партии власти на выборах 4 декабря 2011 года в Госдуму здесь чем-то выходящим из ряда вон не являлись), то коррупционными скандалами в окружении.


От вопросов со стороны правоохранительных органов, кстати, не уберегся и сам губернатор. В мае 2008 года, в рамках расследования уголовного дела о незаконном отчуждении госнедвижимости в Приморье, его допросили и обыскали. Глава региона был срочно госпитализирован с диагнозом «предынфарктное состояние», а потом вылетел в Москву. В середине июня, когда Сергей Дарькин вернулся в регион после лечения, вопросов у следствия к нему уже не было.

В Приморье никого не удивило, что господин Дарькин ушел не в никуда, а на повышение: стал одним из заместителей главы Минрегиона. Гораздо интереснее, что его сменщиком оказался человек издалека — бывший замминистра образования и науки РФ Владимир Миклушевский, с сентября 2010 года занявший пост ректора Дальневосточного федерального университета. Такой не лишенной изящества перестановкой (кадровое решение, как обычно, оказалось и непредсказуемым, и сложно объяснимым) федеральные власти дали местным элитам недвусмысленный сигнал: все под контролем.

Правда, уход господина Дарькина еще долго давал круги на политическом поле Приморья. В апреле в рамках расследования дела по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) был задержан и помещен под домашний арест спикер парламента региона Евгений Овечкин. По данным следствия, его заподозрили в причастности к хищению нефтепродуктов на сумму 38 млн руб. Эксперты указывали на то, что господин Овечкин — давний соратник Сергея Дарькина, и его проблемы — следствие передела сфер влияния. 30 мая новым спикером заксобрания Приморья был избран Виктор Горчаков, который возглавлял парламент предыдущего созыва (2006—2011 годы) — человек, новой команде вполне лояльный.

Уголовный фейерверк на Камчатке

Доказательством того, что на Дальнем Востоке вопросы подбора и расстановки кадров — вопросы чисто управленческие — неожиданно перехлестнулись с работой силовых структур, стала прошлогодняя ситуация на Камчатке. В августе глава региона Владимир Илюхин сделал достаточно нестандартный ход: собрав своих соратников по региональному кабинету министров, он объявил им, что превращает их во временно исполняющих обязанности «до новых назначений». Глава региона прямо связал решение с инцидентами, «дискредитирующими органы власти Камчатки», и в первую очередь с задержанием и арестом по подозрению в мошенничестве главы министерства спорта и туризма полуострова Виктора Кравченко: «Недопустимо, чтобы чиновник любого уровня становился фигурантом криминальной сводки». Министра заподозрили в организации поставки неликвидного инвентаря в детские хоккейные школы, причем ущерб государству, по подсчетам следствия, составил 6,8 млн руб., а задержали чиновника при попытке вылететь с полуострова. Всех, кто подобным образом «запятнал свою репутацию» или «не оправдал доверия», губернатор пригрозил уволить.

Проверку членов правительства с привлечением правоохранительных органов господин Илюхин пообещал завершить за 30 дней, но не управился и за несколько месяцев. На момент отставки правительства под уголовное преследование помимо Виктора Кравченко попал также экс-министр транспорта Владимир Силюков — его заподозрили в получении взятки в виде стройматериалов стоимостью 1 млн руб. для строительства коттеджа. А в апреле уголовное дело возбудили в отношении заместителя руководителя Агентства по охране животного мира Александра Желтышева — за убийство беременной лосихи в охранной зоне.

Но после отставки камчатского правительства уголовные дела посыпались как из рога изобилия. Под преследование попали: депутат заксобрания Камчатки Андрей Сизинцев (в 2007—2009 годах возглавлял краевой минсельхоз), экс-министр имущественных отношений Виктор Писаренко, экс-министр сельского хозяйства края Николай Мизинин, врио главы агентства лесхоза Алексей Епишков.
Возбужденные против чиновников дела демонстрируют картину, которая не может не подавлять, хотя вина их в инкриминируемых деяния пока не доказана. Например, Николай Мизинин и Виктор Писаренко проходят по одному делу — по подозрению в получении взятки в особо крупном размере. Оба уволились из правительства Камчатского края еще до его отставки с формулировкой «по собственному желанию» и в связи с переездом в другие регионы. Следствие полагает, что в 2011 году чиновники надавили на руководителя местного ЗАО «Эскада», обвинив его в поставках на комбикормовый завод некачественного сырья, из которого был изготовлен токсичный комбикорм для птицефабрики «Пионерское», где в результате начался массовый падеж птицы. «После оказанного давления директор ЗАО „Эскада“, заручившись поддержкой и гарантиями министров, получил заем в краевом казенном предприятии „Единая дирекция по строительству“ в сумме 15 миллионов рублей,— рассказали представители регионального СУ СКР.— Из полученной суммы 3 миллиона рублей предприниматель передал Писаренко, а Мизинин получил от директора предприятия внедорожник Nissan Patrol 2011 года выпуска стоимостью свыше 3 миллионов рублей».

Самым же поразительным в ситуации являлось то, что в зону внимания правоохранительных органов попали чиновники, которых считали особо приближенными к губернатору Илюхину. Виктора Писаренко в правительстве считали его давним соратником по комсомолу и «правой рукой». Он был первым приглашен в кабинет после назначения Илюхина губернатором в 2011 году и курировал все краевые предприятия и крупные имущественные проекты. Николая Мизинина, как говорят источники в правительстве, господин Илюхин знал еще по работе в Корякии (где в 2002—2007 годах был главным федеральным инспектором по округу) и специально пригласил на работу из Амурской области. Эксперты осторожно отмечают, что отставкой правительства глава региона попытался «дистанцироваться от негативных процессов» в преддверии многочисленных предвыборных кампаний, и это ему, в общем-то, удалось.

Мэр и министр в Хабаровском крае

Очевидный конфликт в минувшем году произошел в Николаевске-на-Амуре. В марте пять депутатов городского совета заявили, что глава администрации Петр Волынский не исполняет должным образом свои обязанности, и предложили отправить его в досрочную отставку. Кворума для голосования дума так и не собрала, но на мэрию посыпались проверки, в том числе со стороны прокуратуры. Последняя установила, что администрация города в 2011 году неоднократно нарушала федеральный закон №94-ФЗ при размещении и выполнении заказов, и возбудила против мэрии сразу несколько административных дел.

Мэрии это, впрочем, пока грозило лишь штрафами. Сам мэр действия правоохранителей объяснял «политическим заказом» накануне выборов главы района, где он мог бы стать опасным конкурентом для представителей партии власти (сам господин Волынский избирался в 2010 году при поддержке «Справедливой России»), а также происками местного криминалитета, которому он якобы мешает обогащаться.

Но к лету административные дела превратились в уголовное, возбужденное по ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями). В прокуратуре выяснили, что господин Волынский в сентябре 2011 года заключил от имени администрации контракт на строительство теплотрассы длиной 1,5 км и замену труб между жилыми домами с ООО «Дальремстрой», которое возглавляла его супруга. Конкурсная документация была составлена так, что подряд согласился взять лишь «Дальремстрой».

В объяснении, отметили в прокуратуре, Петр Волынский написал, что «дома они не обсуждали контракт, а о том, что жена участвует в конкурсе, узнал якобы только в самый последний момент». За одним нарушением, как посчитали в прокуратуре, последовали другие: надзор за качеством строительства не осуществлялся, проект готовился одновременно со строительством, из-за чего ни одна эксплуатирующая организация не согласилась взять теплотрассу на баланс. Средства на стройку не были запланированы в бюджете города, и депутаты внесли поправки только 6 октября — спустя месяц после проведения конкурса. При этом фирме был перечислен аванс в 3,5 млн руб., который на данный момент фигурирует в деле как сумма ущерба, нанесенного бюджету города.

Господин Волынский свою вину в том, что злополучная теплотрасса оказалась объектом, бесполезным для городского ЖКХ, отрицал. Оснований для избрания в его отношении жесткой меры пресечения у следствия не было, но потом мэр вдруг исчез. В одном из местных СМИ он успел опубликовать открытое письмо на имя президента, в котором заявил, что ему угрожают убийством, поэтому он вынужден скрыться. Суд по ходатайству следствия временно отстранил Петра Волынского от должности, он был объявлен в международный розыск.

История с мэром Николаевска-на-Амуре еще не закончена и явно перейдет в нынешний год. Точно так же еще не закончилась история с министерством сельского хозяйства и продовольствия Хабаровского края, вокруг которого в минувшем году разгорелось сразу несколько скандалов. Многие из них были связаны с массовой гибелью коров элитных пород, активно завозимых в край из Австралии. Началось все еще летом, когда СУ СКР по Хабаровскому краю возбудило уголовное дело по ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность) в отношении начальника одного из отделов минсельхоза. Проверка установила ущерб в размере более 7 млн руб., нанесенный бюджету Хабаровского края: средства были потеряны из-за гибели более 370 коров, переданных в безвозмездное пользование ООО «Хабаровские молочные фермы» (село Дружба).

Начальник отдела из министерства уволился, но дела только множились. 8 ноября в ведомство пришли следователи краевого СУ и оперативники УФСБ — с обысками и допросами. Следственные действия были предприняты в рамках расследования нового уголовного дела, возбужденного по той же статье — ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность). На этот раз чиновников заподозрили в ненадлежащем исполнении обязанностей, повлекшем за собой падеж 63 коров и телят, убытки в размере 3 млн руб. понесло сельхозпредприятие «Сокол». В рамках расследования были допрошены сотрудники и руководство министерства, проведены обыски у них на рабочих местах и по домашним адресам.

А неделю спустя о возбуждении дела, связанного с минсельхозом, сообщило уже региональное УФСБ. В ходе мониторинга выделения бюджетных средств в рамках краевой целевой программы «Развитие сельского хозяйства» чекисты выявили хищение 13,16 млн руб. и возбудили дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество). Выяснилось, что 29 мая министерство перечислило указанную сумму в качестве субсидии для компенсации за модульную хладобойню, якобы приобретенную краевым государственным унитарным сельхозпредприятием «Киинское». Однако, как выяснили оперативники, на самом деле предприятие никакого оборудования не закупало. Следствие поместило под домашний арест, а затем и арестовало в качестве подозреваемого и.о. директора предприятия Павла Девяткова, который подавал документы о возмещении в минсельхоз.

Министр по всем этим делам, разумеется, подозреваемым не проходил, и формально у следствия к нему претензий не было. Однако 6 декабря хабаровский губернатор Вячеслав Шпорт принял отставку Сергея Гоманюка, и, как признали в краевом правительстве, с коррупционными скандалами в министерстве это было связано напрямую: правоохранительным органами решили не мешать проводить все необходимые следственные действия. Источники в правительстве намекали, что министра попросту «сдали», но каких-либо видимых последствий этого до сих пор не наступило.

Чиновники перевесили «авторитетов»

Данные статистики о расследовании дел антикоррупционной направленности за 2012 год еще недоступны. По итогам 2011 года в агентстве «Дальневосточные рейтинги» попытались составить рейтинг коррумпированности госорганов регионов Дальнего Востока, основанный на численности чиновников, количестве возбужденных уголовных дел и сумме ущерба по ним.

Лидером рейтинга стала Сахалинская область, где на каждую тысячу чиновников пришлось около 18 дел коррупционной направленности. По данным областной прокуратуры, за 2011 год было вынесено 77 обвинительных приговоров в отношении 82  лиц. За год сумма ущерба, в причинении которого предъявлено обвинение, составила более 8 млн руб. В ЕАО, которую составители рейтинга поместили на второе место, было принято 54 решения о возбуждении уголовного дела. В Хабаровском крае за 2011 год следственными органами возбуждено 131 уголовное дело коррупционной направленности. «Из общего количества дел в отношении сотрудников правоохранительных органов возбуждено 16 дел, 6 — в отношении работников здравоохранения и 16 — в отношении работников образования. За 12 месяцев 2011 года возбуждено шесть уголовных дел коррупционной направленности в отношении должностных лиц особого правового статуса»,— сообщили в прокуратуре края. Приморский край занял 4-е место из восьми субъектов ДФО. В регионе за 2011 год было возбуждено 114 уголовных дел коррупционной направленности. Трое государственных служащих получили наказание за преступления коррупционного характера. За взяточничество были осуждены 15 сотрудников правоохранительных органов, 14  сотрудников здравоохранения и 6 работников образования. Общий размер ущерба от преступлений коррупционной направленности доставил 55,9 млн руб.

При этом во всех регионах, по данным правоохранительной статистики, коррупцию стали выявлять и пресекать чаще. 2010-2011 годы, как несложно вспомнить, были годами громких уголовных дел в отношении криминальных «авторитетов». Не совсем понятно, побеждена ли организованная преступность, но в ушедшем 2012-м даже акцент в сообщениях о раскрытии преступлений явно сместился. Такого обилия высокопоставленных лиц среди подозреваемых, обвиняемых или просто хоть как-то причастных к нарушениям Уголовного кодекса на Дальнем Востоке еще не бывало — как и по всей стране (дело подведомственного Минобороны холдинга «Оборонсервис» — яркий тому пример). А значит, судя по логике прошлого года, и новые громкие отставки не за горами.

Дмитрий Щербаков




Динамика цен на топливо по Хабаровскому краю (розница)