ДФОбзор. Дальневосточное обозрение. События и люди 2012 года

ДФО Обзор. Апрель 2016

| интервью |

«Хабаровчане должны ехать работать в пригород, а не наоборот»

В последние годы о развитии Дальнего Востока говорят со столь высоких трибун, что на этом фоне затерялась роль одного из ключевых звеньев реализации властных полномочий — муниципального. Серию публикаций о перспективах развития экономики Хабаровского края с точки зрения местных администраций открывает интервью с Денисом Удодом — главой Хабаровского района.

— В прошлом году завершился период действия трехлетнего плана развития Хабаровского района. Обозначенные им цели достигнуты?

— Без сомнения, район по итогам года вышел на хорошие позиции и по экономическому, и по социальному развитию. Большинство показателей, которые ставились как целевые, в 2015 году достигнуты. Но, честно говоря, мне не хотелось бы делать оценок по 2014-2015 годам, потому что руководил районом тогда не я (господин Удод избран главой 15 октября 2015 года). 

— Хорошо, какие планы на 2016-й и ближайшие годы?

— К сожалению, в 2015 году вопросу появления новой концепции развития района не уделялось должного внимания. Документа, аналогичного плану развития на 2013–2015 годы, в районе сейчас нет. Один высокого уровня политик, неплохой экономист, сказал, что «стратегирование — бесполезная штука», но я с ним в корне не согласен. Нужно обязательно ставить горизонты, к которым нужно прийти. Поэтому мы в районе сейчас готовим план развития на 2017–2020 годы. Стратегию и индикаторы развития нужно разрабатывать очень внимательно и вдумчиво, потому что это, по сути, будет ключевой документ, определяющий вектор действия властей района.

— Но обозначить приоритеты вы уже можете?

— Взять на себя смелость написать стратегию развития района я не могу. Мы процесс поставили на системные рельсы: управление экономического развития готовит проект, затем он выйдет на публичное обсуждение, экспертную оценку, в том числе через созданный совет по предпринимательству. Думаю, это будет взвешенный документ. В финале стратегию примет районное собрание депутатов, куда мы рассчитываем внести его к ноябрю, чтобы успеть учесть ее в процессе принятия бюджета-2017.

— Хотя бы крупными штрихами: к чему должен стремиться Хабаровский район?

— Район многогранен. В нем можно развивать все — от туризма и логистики до высокоточного производства. Как раз чтобы не распыляться на 50 направлений, нам и следует выбрать несколько приоритетных.

— Приоритеты вы расставляли еще как кандидат в главы района, когда проходили конкурсные процедуры. От них не откажетесь?

— Абсолютно от них не отхожу. Если брать, например, тезис о необходимости привлечения частных инвестиций в сферу ЖКХ — сейчас в разработке находится проект концессии по одной из теплоснабжающих организаций района. Вскоре будет объявлен соответствующий конкурс. Есть понимание, что аналогичные схемы нужно применять еще к ряду объектов теплоснабжения. Так что работу, которую я обещал начать депутатам, мы ведем. 

— Почему инвестиции не шли в коммунальное хозяйство раньше?

— Есть сложности, связанные с неподготовленностью района к такому развитию событий. Например, не по всем поселениям утверждены схемы тепло- и водоснабжения. А по последнему еще и сложнее обозначить условия, которые привлекли бы инвестора, и мы пытаемся определить, что устроило бы бизнес. Как известно, инвестор пойдет только в тот проект, который способен приносить прибыль. И наша задача — сформировать конкурс на концессию так, чтобы проект стал инвестиционно привлекательным. Существуют разные механизмы, в том числе, например, учет платы концедента, причем не только деньгами. Уверен, что в этом году мы как минимум один объект ЖКХ в концессию запустим, хотя на Дальнем Востоке эта сфера развивается медленнее, чем на западе страны. Но дорогу, как известно, осилит идущий. 

— Кстати, про дорогу: огромный по масштабам проект с государственно-частным партнерством должен начаться в Хабаровском районе в 2017 году — строительство «Восточного обхода» Хабаровска. Муниципалитет плюсы получит?

— Проект, конечно, больше выгоден экономике края, чем района: это же будет транзитный грузопоток. Есть опасения, что его реализация принесет нам даже некоторые сложности. Под дорогу необходимо освобождать земельные участки, и люди уже приходили ко мне с вопросом: дорога пройдет через участок, но собственники до сих пор не понимают, как будет происходить процесс выкупа их земли для государственных нужд.

— А развитие придорожной инфраструктуры?

— Дорога будет платной, и будут ли на ней так называемые «пит-стопы» — пока не совсем понятно. Важнее другое. Мы будем настаивать, чтобы те, кто будет строить дорогу, регистрировались на территории района, и субподряды на поставку материалов получали наши строительные организации. Крупнейший производитель сыпучих материалов в крае — наш Корфовский каменный карьер, его продукция, безусловно, потребуется. Есть и другие производители стройматериалов. Нужно везти много металлоконструкций — нужны будут базы хранения. Техника, задействованная в строительстве, тоже где-то должна размещаться и обслуживаться. Это все обязательно сыграет в плюс району.

— Еще один масштабный проект реализуется близ Ракитного — одна из площадок территории опережающего развития «Хабаровск». Там нынешний год уже принесет какие-то осязаемые плоды?

— Действительно, проектов, претендующих на вхождение в ТОР, много. Мы точно понимаем, что в ближайшее время запустится предприятие группы «ТехноНИКОЛЬ» по производству стройматериалов. Четко подтвердила свои намерения по запуску производства в 2016 году компания «Полипластик». Остальные проекты все еще на стадии переговоров и подготовки.

— Что сдерживает инвесторов?

— Наверное, отсутствие на площадке инженерной инфраструктуры — того, что должно быть построено главным образом на федеральные средства управляющей компанией ТОР. Наличие воды, газа, электроснабжения — не нужно говорить, как это важно для принятия решения о реализации проекта. К июню УК обещает выдать проект планировки территории для площадки в Ракитном, дальше можно надеяться на ускорение процесса.

— Но ведь есть, наверное, и другие площадки, кроме ТОР, где с сетями все в порядке?

— Знаете, если возвращаться к моим предвыборным тезисам, я говорил, что по утрам не жители Хабаровского района должны в переполненных автобусах добираться на работу в Хабаровск, а наоборот — хабаровчане должны ехать в муниципальный район. Для того чтобы в районе создавались новые рабочие места, мы предпринимаем просто титанические усилия именно по привлечению инвесторов. Мы внедряем регламент «одного окна» для сопровождения проектов, аналогичный краевому, чтобы устранить все «административные барьеры». Но главная сложность сейчас не в этом. Основная проблема в том, что любой объект нужно где-то поставить, а земель, свободных от прав третьих лиц, в Хабаровском районе почти не осталось.

— В таком большом районе, как ваш — нет земли? Почему?

— Как сложилась такая ситуация, мне и самому пока не до конца понятно. Договоры аренды земли заключались, как правило, на 49 лет, но участки не используются. Механизмов, как вернуть землю, фактически нет: обязательства по внесению арендной платы такие арендаторы соблюдают. Большая надежда у нас на то, что с 1 января 2017 года земельный налог будет взиматься по кадастровой стоимости — это заставит людей думать и отказываться от земель, которые они не используют. А сейчас бывает так, что участки в несколько гектар отданы в аренду с платой 300 руб. в месяц. Это смешно, но договор был подписан и исполняется исправно.

— А есть конкретные примеры, когда подобная ситуация мешает развитию?

— Конечно. В Мирном есть участок, на котором расположен сельхозрынок — идея отличная, место хорошее. Были грандиозные планы по его развитию. Но сейчас на этот рынок стыдно даже зайти. Фермеры ютятся в вагончиках-ларечках, а я как глава сделать ничего не могу — есть арендаторы, один участок в собственности. И подобных примеров масса.

— Хорошо, но порядок-то нужно с землей наводить?

— Наводим. Проводим ревизию использования участков, занялись администрированием платежей — находим участки, за которые аренда не платилась достаточно долго. Есть уже и пример исковых решений. Прокуратура опротестовала договор передачи в аренду по явно заниженным ставкам участка в 40 га. Мы подключились, есть решение суда — вернуть землю в собственность района.

— Получается, механизмы есть?

— Конечно, и мы договорились с прокуратурой активно такой метод использовать. Если решение сейчас вступит в законную силу, мы выставим участок на аукцион и продадим его как положено, за хорошие деньги.

— Бюджет сильно выигрывает от такого наведения порядка?

— Первые плоды есть. За первый квартал 2016 года при плановых показателях взимания аренды за землю в 23 млн рублей взыскано 29 млн руб. При плане от сдачи в аренду имущества 2,6 млн руб. — получили 3,9 млн руб. Цифры пока, может быть, небольшие, но они пошли. Еще немного приросли по НДФЛ. А средства, которые появляются благодаря этим действиям, мы через поправки в бюджет направили, например, на дороги — порядка 20 млн руб. 

— Однако приведенный вами пример с иском прокуратуры — не панацея? 

— Всегда есть возможность договориться «полюбовно»: переуступить права собственности или аренды. Здесь, правда, есть нюанс — были случаи, когда арендатор хороших, привлекательных участков менялся без согласования с районом как собственником. Мы по таким случаям будем реагировать жестко, вплоть до расторжения договора.

— Какие еще варианты повышения поступлений в бюджет района — кроме наведения порядка с землей?

— Развитие и инвестиции. Налоговые доходы определяются налогооблагаемой базой — увеличивать ее можно вплоть до бесконечности. Наша главная задача — создать условия, чтобы инвестор шел с охотой и желанием работать. Иногда приходится сталкиваться с людьми, которые «витают в облаках». Приходят с проектом на уровне первокурсника института, но стоимостью 250 млн рублей. Ладно, вопрос проработки проекта — дело поправимое. Но когда спрашиваешь: «А что ты готов внести?» — ответ: «У меня есть пять миллионов». «А остальное?» — «Добавьте». Так же тоже нельзя.  

— Вы уже называли серьезные проекты, которые скоро будут реализованы. А на перспективу такие же еще есть?

— Хабаровский район — все-таки сельскохозяйственный район, 31% сельхозземель региона — у нас. Поэтому перспективные проекты зачастую связаны с агробизнесом. Например, ООО «Даниловка» планирует строить животноводческий комплекс на 1350 голов и 1,2 млрд руб. инвестиций. Проект начинает обретать реальные черты — готовится сделка по приобретению необходимой для него земли. В перспективе — проекты инвестора «Бива плюс», который зашел в банкротное ОАО «Заря» и рассматривает выкуп еще пары сельхозпредприятий. Компания заявила, что будет строить на территории района молокозавод и завод по переработке мяса. Сейчас определяются с местом установки, мощность будет определяться объемом стада, которым инвестор будет располагать. Неплохой цех по глубокой переработке рыбы построило в Тополево ООО «Гарант строй», раньше предприятие специализировалось на совсем других видах деятельности, но диверсифицировалось. Плюс к этому они присмотрели себе еще один участок земли, где планируют ставить цех по переработке мяса. В Амурской области у компании уже есть стадо, сырье пойдет оттуда. От нас инвестор почти ничего не просит — моральной поддержки да помощи в поиске земли. 

— Вы сейчас перечисляете, и я вижу — мало кто, похоже, из инвесторов в Хабаровский район ориентируется на ТОР?

— А у нас и не стоит такой задачи — искать инвесторов в ТОР. Территория разовьется и без нас, за счет игроков федерального уровня. Мы же должны подготовить все, что от нас зависит, для того, чтобы ТОР заработали. Каждый должен понимать свое место в «пищевой цепочке» инвестиций. 

Беседовал Дмитрий Щербаков




Динамика цен на топливо по Хабаровскому краю (розница)